Беседы со стратегом. Беседа Двенадцатая - интервью с генералом Александром Владимировым

Просмотров: 4273

Беседа Двенадцатая. Интервью генерала Александра Владимирова журналисту Александру Белову.

Краткая аннотация: В 12-ой беседе цикла «Уроки стратега» – с опорой на жизненные примеры Автора и теоретические постулаты Общей теории войны – даны ответы на некоторые вопросы Государственно-патриотического мировоззрения и воспитания в России: Что это такое? Зачем и для кого это необходимо? И почему без него не обойтись – ни сегодня, ни в будущем?

***

Журналист: Уважаемый Александр Иванович, рад видеть и приветствовать Вас!

Александр Иванович Владимиров: Желаю здравия нашим уважаемым читателям и Вам, Александр Николаевич!


Журналист:
Откликаясь на предложения читателей – мы начинаем цикл Уроков стратега. Будем считать, что «школьный звонок» для нашей пробуждающейся России – уже прозвенел, и Вы, Учитель – можете начинать свой УРОК!

Александр Иванович Владимиров: Прежде всего, выражу благодарность читателям – за внимание к 10-ой и 11-ой Беседам (опубликованы в июне и июле), и за ожидание нынешней встречи – которую проведем, как первый УРОК НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ – извлекая его содержание из Краткого курса стратегической грамотности «Сим победиши», изданного в мае с.г.

Но наш урок позволю себе начать – с реального и жесткого урока, который получен мною сразу после окончания Военной академии Генерального штаба ВС СССР в 1984 году – непосредственно при вступлении в должность командира 35 мотострелковой дивизии 20 Общевойсковой армии Группы советских войск в Германии (ГСВГ).

Надо сказать, что к этому времени Советская армия была на пике своего технического и профессионального могущества, а я был уже довольно опытным и даже успешным командиром.

Судите сами: в 1963 году я окончил Московское СВУ, в 1966 году закончил Московское ВОКУ с медалью, в 1977 году окончил Военную академию имени М. В. Фрунзе и в 1984 году – Военную академию Генерального штаба, и обе эти академии – с отличием.

В Группе Советских Войск в Германии командовал – 3 года мотострелковым взводом, 2 года - мотострелковой ротой (при вводе Советских войск в Чехословакию в 1968 году – в ходе операции «Дунай» – брал Прагу и Вимперк), и 3 года – мотострелковым батальоном 69 мотострелкового полка. Затем в Дальневосточном Военном Округе командовал – 2 года Отдельным пулеметно-артиллерийским батальоном 25-го Укрепленного района, 2 года – 411 мотострелковым полком и 4 года – был начальником штаба 40 мотострелковой дивизии 5 ОА ДВО.

Мой самый первый урок воинской службы и становление мировоззрения

Я всегда любил учиться и учился отлично, свое военное дело любил всей душой – как свое потомственное призвание и профессию – и всегда помнил, что завещал Петру Гриневу его отец в «Капитанской дочке» Александра Пушкина, когда сказал, провожая его на службу: «Прощай Петр! Служи верно, кому присягнешь; слушайся начальников; за их лаской не гоняйся; на службу не напрашивайся: от службы не отговаривайся; и помни пословицу: береги платье снову, а честь смолоду!».

Эти слова стали первым моим уроком, который определил всю мою службу и офицерскую судьбу – и я всегда честно служил своему Отечеству с самого детства – и честь не терял никогда!

Так вот, фундамент и потенциал моей службы и будущего командирского становления – был заложен еще в суворовском военном училище, где с 1956 по 1963 годы (5-11 классы, с 11 до 18 лет) меня учили и воспитывали участники войны-орденоносцы – наши выдающиеся преподаватели и офицеры-воспитатели.

В стенах родного Московского СВУ я стал отличным спортсменом (мастером спорта по метанию копья), получил диплом референта-переводчика английского языка и права на управление автомобилем, стал прекрасным строевиком и удостаивался чести более 20 раз в суворовских, и затем в курсантских шеренгах – участвовать в военных парадах на Красной площади.

И как итог, свой аттестат зрелости об окончании суворовского военного училища – получил одновременно со своей первой военно-учетной специальностью «командир мотострелкового отделения/заместитель командира мотострелкового взвода». Свидетельство об этом мне – суворовцу – вручили в Мс СВУ после окончания летом 1962 года полковой школы сержантов 404 мотострелкового полка Таманской дивизии.

Сегодня, с высоты прожитых лет – я отчетливо понимаю, что суворовская «кадетская педагогика», которая представляет собой синтез и крепкий «замес» лучших исторических принципов и традиций школьной, военной и спортивной отечественной педагогики – научила меня еще в молодости – до глубины моей человеческой сути осознавать основной закон воинской службы «Делай как я!», и подготовила меня к беспорочной службе Отечеству с детства.

Закон этот исполнялся мною – с гордостью, всегда и повсюду – практически ежедневно, и в течение всей службы был для меня – неукоснительным.

И высшей оценкой моих командирских усилий со стороны подчиненных – было признание ими меня, как своего «отца-командира». За эту высшую оценку – пожизненно благодарен всем войскам, которыми имел честь командовать.

Так что, в целом, я свою службы любил и понимал, и моя служба Отечеству – получалась! Что запечатлела и память, и мой послужной список.

Взвод мой всегда был – отличным, за командование ротой – получил досрочно воинское звание «капитан» (капитанские погоны мне вручил лично Министр обороны СССР маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко – прямо на полигоне после успешного завершения ротных учений с боевой стрельбой моей роты, на которых он присутствовал от начала и до конца лично); мой батальон – был лучшим в 20 ОА ГСВГ и нас удостоили права первыми в армии получить новую боевую технику (тогда это были БМП-1); за успешное командование Укрепленным районом ДВО я был направлен на обучение в военную академию имени М. В. Фрунзе; свое второе досрочное звание «подполковник» я получил при отличном окончании Военной академии имени М. В Фрунзе и назначении на должность командира 411 мотострелкового полка 40 МСД, 5 ОА, ДВО.

За успешное командование полком был удостоен ордена «За службу Родине в рядах Вооруженных Сил СССР III степени».

Моя 40-я мотострелковая дивизия 5 ОА ДВО, где был начальником штаба дивизии и исполнял должность командира дивизии – сдала «вполне удовлетворительно» проверку Главной военной инспекции Министерства обороны СССР (и это считалось равносильным подвигу) и так далее.


Журналист:
Да, Александр Иванович, похоже, Вам действительно сопутствовала путеводная «счастливая командирская звезда»! Неужто, совсем обходилось без служебных «проколов»?

Александр Иванович Владимиров: Как же без них! Были разного рода «уроки службы» – которые запомнились мне по своему качеству, тяжести и уровню – и командирская судьба «подбрасывала» их щедро.

И поэтому сейчас считаю важным рассказать нашим уважаемым читателям – о том действительно «большом уроке», который был преподан мне в начале командования дивизией – то есть на принципиально другом уровне ответственности и масштабе управления войсками.

Есть «уроки» службы и жизни – которые есть мудрость и «шпаргалка» навсегда…

Заранее, прошу прощения у читателей – за некоторое многословие повествования и мой дальнейший «плохой французский» – но без этого не передать саму атмосферу того времени, и не прояснить суть самого «урока», а это важно.

Начну с моего прибытия в Вюнсдорф (это город в ГДР, где дислоцировался Штаб ГСВГ) и моего представления Главнокомандующему ГСВГ Герою Советского Союза генералу армии Зайцеву Михаилу Митрофановичу, члену Военного совета – начальнику Политического управления ГСВГ генерал-полковнику Лизичеву Алексею Дмитриевичу, и Начальнику штаба Группы войск генерал-полковнику Кривошееву Григорию Федотовичу.

В ходе представления и длительной, но весьма благожелательной беседы – я узнал много нового и важного.

Во-первых, поскольку, при назначении на должность командира дивизии моя «кадровая фигура» уже стала номенклатурой ЦК КПСС, то мою военную карьеру «проследили», начиная с должности командира батальона, и мое назначение на должность командира 35 мотострелковой дивизии 20 ОА ГСВГ состоялось по прямому персональному запросу Главкома ГСВГ.

Во-вторых, мне, как старшему общевойсковому командиру, предстояло принять не только 35 МСД, но и должность Начальника гарнизона города и округа Потсдам.

Эта должность, кроме своей дивизии (18 тысяч солдат и офицеров 67-ми национальностей), распространяла мою ответственность – еще на 30 тысяч солдат и офицеров других частей Советской армии (включая военную прокуратуру и следственный изолятор КГБ в Цицилиенхофе), и на почти 30 тысяч гражданских служащих и членов семей военнослужащих.

Для чего в гарнизоне под мое начало поступили: штатная комендатура, 3 гарнизонных дома офицеров (с народными театрами и оркестрами), 4 средних школы, 6 детских садов, 2 госпиталя, 3 банно-прачечных комбината, 2 торговые базы и 8 гражданских магазинов Военторга, 18 котельных и 4 комплекса очистных сооружений, а также Центральный спортклуб ГСВГ в Олимпишесдорфе (где служили – дослуживали почти все армейские чемпионы олимпийских игр, чемпионы мира, Европы и СССР по легкой атлетике, всем игровым видам спорта, плаванию, гребному спорту, боксу, борьбе и т.д., что позволяло нам, то есть силами одного гарнизона и дивизии – выигрывать почти все первенства ГДР по спорту), редакции и издательство групповой газеты «Суворовский натиск», радиовещательной станции «Волга» и пр.

Кроме того, я был обязан взаимодействовать – с окружными и городскими Органами партийной и исполнительной власти всего немецкого Округа Потсдам и Берлина, Главным штабом и частями сухопутных войск ННА ГДР, пограничными войсками, полицией и службой безопасности Штази, киностудией ГДР «ДЕФА», а также с предприятиями народного хозяйства ГДР своего гарнизона, принимать участие в разного рода государственных мероприятиях и празднествах ГДР уровня округа и города, и пр.

В-третьих, моя дивизия дислоцировалась вдоль Гамбургского шоссе, то есть – вдоль единственной дороги, которая по договору о разделе Германии между странами антигитлеровской коалиции – связывала ФРГ с Западным Берлином.

В-четвертых, у моей дивизии было несколько боевых задач: наступательная, оборонительная, по контролю Гамбургского шоссе, по взятию Западного Берлина и специальные задачи, связанные с обороной в случае войны – военных городков и эвакуацией советских граждан на территорию СССР.

В-пятых, я должен был коммуницировать с военными миссиями США, Англии и Франции аккредитованными при Главкоме ГСВГ и располагавшимися вокруг Берлина.

В-шестых, поскольку Потсдам является культурной столицей ГДР, то в Потсдам будут часто приезжать и выступать наши знаменитые артисты, такие как – Иосиф Кобзон, Лев Лещенко, Людмила Гурченко, Алла Пугачева (той еще поры) и другие, и мне посему – надо быть к ним особенно внимательным, и их не обижать.

Я специально остановился на этих моментах – с тем, чтобы нашим читателям был более ясен общий объем задач, которым я был обязан заниматься ежедневно. И самое главное – чтобы в основном и круглосуточно – заниматься боевой подготовкой солдат и офицеров своей дивизии, а также 3 раза в сутки их кормить, обеспечивать еженедельное мытье и прачечное обслуживание личного состава, а также всех их – просвещать, развлекать и занимать полезным, пусть и краткосрочным досугом, укреплять здоровье и психологическое состояние – физической культурой и личной гигиеной, и при необходимости – быстро и качественно лечить.

Тогда мне было 39 лет, и я носил полковничьи погоны. Мое командование 35 МСД продлилось 4 года, и только осенью 1987-го получил воинское звание «генерал-майор».


Журналист:
Не удержусь от реплики! В 39 лет – взять на себя такой масштаб деятельности и объем ответственности – это, уважаемый Александр Иванович, по моему разумению – означает подвергнуть себя бескомпромиссному испытанию – на прочность Ваших профессиональных качеств и мужского офицерского характера?!

Александр Иванович Владимиров: Дорогой мой! Это не я себя «подвергал и обязывал». Это Родина приказала мне делать мое командирское дело – которому я обязан был соответствовать и исполнять его – с честью и безукоризненно!

Поэтому, уважаемый Александр Николаевич – пойдем дальше – за получением того самого «урока» – на всю мою воинскую и научную жизнь.

После представления Главкому ГСВГ, по воинскому уставу, на следующий день я представлялся непосредственному начальнику – командующему 20 ОА ГСВГ генерал-лейтенанту Альберту Михайловичу Макашову – в штабе армии, в городе Эберсвальде.

Командующий, который сам был кадетом и заканчивал Воронежское суворовское военное училище – принял меня тепло, неформально и уточнил мои задачи, после чего я отбыл в уже свою – родную 35 МСД, в штаб дивизии (населенный пункт Крампниц, что на окраине Потсдама).

На следующий день Командующий армией прибыл в штаб дивизии, где были собраны все командиры частей, и представляя меня в новой должности командира 35 МСД –произнес вдохновенную речь, и скомандовал: «Товарищи офицеры!» Все присутствующие встали и Командующий обратился ко мне так: «Товарищ полковник, к командованию дивизией приступить!». Затем генерал Макашов утвердил мой план приема дел и должности, и, пожелав мне успеха, убыл в Эберсвальде.

На следующее утро в гарнизоне Эльсталь на большом строевом плацу одного из мотострелковых полков – со всеми знаменами всех частей – была построена основная часть моей дивизии (всего около 8 тысяч человек личного состава с оружием, ибо большее число – плац не вмещал).

Командующий армии представил меня личному составу уже всей дивизии. Я преклонил колено и поцеловал Боевое знамя дивизии, и произнес свою первую команду – в новом для меня качестве командира дивизии: «Дивизия, слушай мою команду!».

Затем были – опрос жалоб и заявлений офицеров и прапорщиков, торжественный марш всех частей с их Боевыми знаменами, совместный солдатский обед – и я остался со своей дивизией «один на один».

Хочу сказать, что все, что вы узнали выше – лишь преамбула к главному моменту нашей повести, но, думаю, что эти подробности будут также интересны нашим читателям, ведь большинству моих сограждан такие воинские традиции и важные детали – неведомы, а это все так и было, и это было – правильно и хорошо!

Так вот, продолжу. Принимая должность и знакомясь с гарнизонами, частями и полигонами, я часто брал с собою начальника особого отдела дивизии подполковника Адушева, который был в дивизии давно – все и про всех знал, был прекрасным профессионалом и отличным товарищем, мы даже соседствовали с ним в одном коттедже и подружились семьями.

Во время одной из таких поездок я обратил внимание, что над нами постоянно кружил легкомоторный самолет и спросил своего товарища об этом. Ответ меня поразил –оказалось, это было официально разрешенным наблюдением за боевой готовностью частей моей дивизии, которое (согласно протоколу, к Потсдамскому соглашению) осуществляли официальные военные миссии США, Англии и Франции, аккредитованные при Главкоме ГСВГ, и тут я понял, что именно об этом предупреждал меня Начальник штаба Группы войск генерал-полковник Кривошеев.

Ситуация, на самом деле, оказалась еще жестче – мало того, что почти круглосуточно над моими гарнизонами и частями (на высоте до 100 метров) дежурили и контролировали нас эти разведывательные самолеты противника, но и в самом Потсдаме, и вдоль всего Гамбургского шоссе – действовала постоянная сеть «немецких доброжелателей», которая немедленно оповещала наших противников о всех движениях частей дивизии, особенно, когда они поднимались по тревоге и уходили на учения.

Так передо мной встал вопрос – как всю эту ситуацию «военной прозрачности» преодолевать, и я решил, что это возможно только «внезапностью и скрытностью», практически как у А.В. Суворова: «Противника удивил – значит уже его победил!»

Другими словами, я понял, что о своих планах проверки боеготовности моих полков должен знать только я один, а штаб дивизии и офицеров управления надо задействовать тогда, когда эти полки по тревоге подниму я сам – согласно утвержденного Командующим армией плана приема дел и должности.

Так я и сделал. О задуманном не знал никто.

Накануне, проверяя свой разведывательный батальон, которым командовал «отчетливый кадет» – выпускник Минского СВУ Юрий Васильевич Шикуленко (которому всегда доверял, и который является моим другом всегда и по сей день), поставил ему задачу – выйти «по тихому», без объявления тревоги – в свой запасной район сосредоточения, (который находился на территории полигона и учебного центра моей дивизии – в лесах, по другую сторону Гамбургского шоссе, то есть – по одну сторону шоссе – гарнизоны и казармы, а по другую сторону – полигоны и запасные районы). И быть там в готовности по моей команде – выполнить задачу по скрытному и полному блокированию Гамбургского шоссе.

То есть «наглухо» перекрыть Гамбургское шоссе – непосредственно в Потсдаме, у въезда в Западный Берлин (известный мост Глинике – мост «Дружбы народов», где обменивали американского пилота Пауэрса на нашего легендарного разведчика Абеля, и где нес службу караул моего Потсдамского гарнизона), а также перекрыть Гамбургское шоссе в районе автострад, 15-ю километрами ниже наших крайних гарнизонов. По выполнении – доложить, и затем прибыть ко мне в точку моего нахождения.

В ночь с пятницы на субботу, я вызвал командирский уазик к дому, затем попросил «заглянуть» ко мне своего соседа – начальника особого отдела и рассказал ему, как мы будем «проверять боевую готовность военных миссий нашего вероятного противника».

Он мгновенно все понял, улыбнулся и мы вдвоем выехали в ночь, в гарнизон Эльсталь.

С прибытием в гарнизон (который со стороны Гамбургского шоссе был отделен сплошным прочным бетонным забором), мы подъехали к штабу одного из полков, зашли в помещение дежурного офицера, и я отдал ему приказ: «Поднять полк по тревоге, привести полк в состояние боевой готовности «Повышенная» с выходом в запасный район сосредоточения».

Одновременно, я отдал приказ своим разведчикам – «перекрыть Гамбургское шоссе», вызвал на связь Начальника штаба дивизии и приказал: «Поднять управление дивизии по тревоге с выходом в запасной район. Группу офицеров управления дивизии выдвинуть в пункт дислокации полка, и контролировать его выход по тревоге, и действия в запасном районе».

Это была стандартная ситуация для любой воинской части ГСВГ – она была типовой, часто тренируемой и не сложной, так как запасной район этого полка, как и всего гарнизона находился невдалеке – на другой стороне Гамбургского шоссе.

Войскам практически надо было всего-то – подняться по тревоге, преодолеть шоссе прямо из ворот и тревожных выходов, и затем занять свой запасной район уже на нашем полигоне. На всю эту операцию нормативами ГСВГ отводилось (на отлично) 45 минут, то есть – через 45 минут в пункте дислокации полка не должно быть всего личного состава и техники полка, а через 1 час я должен был получить доклад командира полка о том, что полк вышел в запасной район и готов к выполнению поставленных задач.

Надо сказать, что задача полку могла быть поставлена любая – в том числе и прямая боевая задача, поэтому вся техника полка (а это несколько сот единиц бронетанковой, автомобильной и специальной техники) полностью (по боевому расчету) была загружена боеприпасами, снаряжением и имуществом.

Почти вся бронетанковая техника боевых батальонов в нормативы уложилась и Гамбургское шоссе преодолела в срок. Но тут потянулись части тыла, ремонта и материальных запасов – и обстановка стала стремительно ухудшаться.

Заканчивался «зачетный час», а техника подразделений тылового обеспечения все тянулась и тянулась, она ломалась на наших глазах и ее стягивали с шоссе тягачами, и некоторые снарядные ящики даже выпадали на дорогу, а когда шоссе стали преодолевать понтонные мосты, то несколько понтонов развалилось прямо на шоссе «от старости» (как оказалось потом, их хранили в этом гарнизоне еще со времен окончания Великой Отечественной войны).

В целом же, картина открывалась – аховая, можно даже сказать – ужасная.

Журналист: То, что интригу Вы, Александр Иванович, «закрутили» впечатляющую – стало уже понятно!

Александр Иванович Владимиров: Теперь представьте себе, что в этот самый момент – со мной на связь неожиданно выходит Главнокомандующий ГСВГ генерал армии М. Зайцев.

Диалог Главкома и Комдива – был таким:

Главком: Владимиров, Ты где?!

Комдив: Товарищ Главнокомандующий! Я – в гарнизоне Эльсталь. Согласно плана приема дел и должности – поднял по тревоге части гарнизона Эльсталь с выходом в запасной район.

Главком: Ты что там творишь?! Это Ты Гамбургское шоссе перекрыл?

Комдив: Так точно! Гамбургское шоссе перекрыл! Действую по плану и обычной схеме.

Главком: Мне только что звонил из Москвы Генеральный секретарь товарищ Андропов, и приказал мне срочно, и лично разобраться! Ему, только что, звонил Эрих Хонеккер – и жаловался на то, что Гамбургское шоссе перекрыто уже 3 часа – образовались автомобильные пробки, и Европа – стоит! Пробка с одной стороны – до самого Ла-Манша, а с другой – в пробках встал весь Западный Берлин, и американцы думают, что мы начинаем войну. А по Потсдамскому соглашению – мы имеем право перекрывать Гамбургское шоссе не более чем на 15 минут в час! А Ты…!!!

Комдив: Товарищ генерал армии, виноват, но я этого не знал. Европе смогу помочь только через час – раньше никак, пусть потерпят

Главком: Будь на месте, я вылетаю! (понятно, что до того и далее со стороны Главкома следовали добротные «французские» обороты»). Уже через 40 минут показался вертолет Глакома ГСВГ, который начал облетать район, и наблюдать весь ужас нашей «правды жизни». После облета вертолет сел около меня – прямо на перекрестке шоссе и дорожного перехода из гарнизона на полигон, где еще продолжали убирать сломанную технику моей дивизии. Когда вертолет заглушил двигатель, я встретил Главкома и доложил обстановку.

Главком: Ну, видел этот хлев? Прямо, как мы немцев под Курском, только здесь у Тебя – все через Ж…?

Комдив: Так точно, товарищ Главнокомандующий!

Главком: Ну, и как?

Комдив: Не ожидал.

Главком: Я тоже! Ты сколько времени в должности?

Комдив: Уже 6-е сутки.

Главком: Уже, ну-ну! Сейчас к тебе прилетит Макашов, пусть полюбуется на это «мамаево побоище» и с Тобой поработает! Вот что, комдив, Ты все это видел сам! Когда этот хлев приведешь в порядок?

Комдив: Прошу дать мне год!

Главком: Ну, смотри. Этот срок Ты установил себе сам! Все, закругляйся – шоссе открывай, и больше с Европой без приказа – не шали! Желаю успеха! Сейчас Хонеккеру и товарищу Андропову доложу, что сам разобрался – думаю, все будет нормально. Заодно, полагаю – мы им показали, что если надо – то сможем всю Европу раком поставить и без войны!

И все-таки, главное – нам удалось!

И Главком улетел. Я тут же связался со своими разведчиками, отдал приказ о снятии блокады Гамбургского шоссе и узнал, что «немцы в пробках не бунтуют, а немецкие женщины из ближайших домов – приносят на посты нашим солдатам кофе, бутерброды и даже пытались дарить пиво, но офицеры-разведчики немедленно это безобразие прекратили».

Только тогда я закурил, и спросил своего начальника особого отдела, который был со мной безотрывно – что он думает обо всем этом?

Его ответ был четким и уверенным: «Главное – нам удалось:

во-первых, мы напугали своих противников и союзников;

во-вторых, мы напугали и обманули их разведку, так как их самолеты не летали, а машины их военных миссий не ездили, а значит, и боеготовность у них низкая;

в-третьих, мы и своим показали, что, если будет так, то и им пощады не будет;

в-четвертых, как мне показалось, Главком улетел довольным (!);

в-пятых, ему самому будет, о чем докладывать своим начальникам – и все это было очень поучительно».

И вот тогда, как в детской песенке – в вертолете прилетел «волшебник»

Тут показался вертолет Командующего армией, который тоже начал облет района действий и потом сел на плац полка уже внутри гарнизона.

Я пошел его встречать и по пути получил доклад начальника штаба дивизии –управление дивизии по тревоге прибыло в запасной район, полевой пункт управления развернут и к работе готов, часть офицеров управления дивизии – уже работает в запасных районах частей, поднятых по тревоге, и, что разведбат блокаду с шоссе снял и прибыл в район сосредоточения.

К этому времени на плацу были собраны командиры частей, замполиты и начальники штабов всех частей дивизии – эту команду я отдал сразу же, как только улетел Главком.

После моего доклада Командующему и его едкого комментария по существу дела, мы подошли к строю командиров, в котором находились и все мои заместители, начальники родов войск и служб дивизии.

Командующий был краток: «Я уже знаю о вашей дивизии больше вас всех и все – от Главкома лично. Главком приказал мне – лично провести с вами «экскурсию» по остаткам этого «мамаева побоища», чтобы вы посмотрели, как вы реально выглядите, и чего стоите – чтобы сделали нужные выводы. Вы все должны осознать, что на месте этого полка мог оказаться каждый из вас! Поэтому сразу думайте, что делать и о последствиях… Экскурсию поведет «именинник» (командир поднятого по тревоге полка). Вперед, подполковник, показывай, как Ты дожился до жизни такой!»

После такого напутствия – мы обошли весь «разгромленный мамаем» полк и в ходе этого обхода Командующий резко комментировал каждый эпизод и объяснения «именинника».

По итогам этой «экскурсии» Командарм высказался «кратко и емко»:

«Товарищи офицеры, вы все видели своими глазами. В понедельник (а это шла суббота) – в дивизию прибудет армейская комиссия. Она поможет вам устранять недостатки, а комдиву – принимать должность. Не упустите этот счастливый шанс! Но в следующий раз, надеюсь, мы встретимся по другому поводу»

Затем, когда провожал Командарма к вертолету – мы «поговорили по душам».

Командарм: Мне Главком все рассказал о своем впечатлении от Твоего подвига. Сказал, чтобы я был особо внимательным «к этому суворовцу, а то он в должности всего неделю, а уже Европу раком поставил!»

Вот и скажи мне, Владимиров, как суворовец – суворовцу: как Ты все это оцениваешь и что Ты об этом думаешь?

Комдив: Товарищ командующий, скажу Вам прямо – это полная «задница»!

Командарм: Давай так, командир – это дело Ты только – не приукрашивай!

Лень, дурь, безграмотность, зависть и личные ошибки – есть суть истоков всех «малых проколов» и «крупных катастроф», включая исторические катаклизмы


Александр Иванович Владимиров:
И вот только сейчас, дорогой мой Александр Николаевич, – и прозвучит тот главный урок, который я получил на 6-е сутки своего командования дивизией.

Командарм: Слушай, суворовец – мудрость веков. Даю Тебе урок:

Во-первых, никакая «Полная жопа» сама по себе – вдруг, ни с того и ни с сего, и просто так – сама по себе – не вырастает. Полная «жопа» образуется из череды мелких, средних и крупных, но – локальных «задниц».

Во-вторых, эти мелкие и локальные «задницы» образуются исключительно – ленью, дурью, безграмотностью, завистью и ошибками – Твоих подчиненных, Твоих личных и Твоих начальников.

Но если эти промежуточные «жопы» – не ликвидировать в зародыше – то они приведут все наше Дело, действительно – к «Полной и всесторонней заднице».
Так ведь можно – с дуру, и войну проиграть, но тогда – зачем мы с Тобою существуем вообще, и зачем поставлены здесь нашим народом?!

Век живи – век учись: всегда и всюду обучай подчиненных и учись сам!

В-третьих, поэтому – вникай в дела подчиненных, учи их, помогай им постоянно и выращивай их как думающих, отчетливых и верящих в Тебя бойцов. Но людей не обижай и цени, других Тебе никто не даст, а Тебе вместе с ними еще придется воевать. Они должны безоглядно верить Тебе, а Ты должен быть уверенным в них! Нет в войне мелочей, и люди в ней – главное, в них – Твой успех и победа!

В-четвертых, своей собственной дури не допускай – и сам учись без устали. Думай и решения принимай сам и отвечай за них тоже сам.

Комдив: А что же с дурью начальников делать?

Командарм – улыбнулся и ответил: В-пятых, «Дурь начальников – глуши на себе, и в войска ее – не опускай, там и своей дури достаточно. В этом – Твое мужество и Твоя личная ответственность, которую Ты обязан нести и терпеть все ее последствия».

Потом мы помолчали, и генерал Макашов добавил: «Даю Тебе на ликвидацию этого «провала» один год! Учти, что проверка будет строгой. Конечно, я Тебе помогу, и Главком тоже, но все – делай и вытягивай – сам!».

Мой следующий – седьмой день в должности командира дивизии прошел под знаком «разбора полетов – во сне и наяву», который и определил план моей работы и работы всей дивизии на весь следующий год.

И год пролетел – как один день!

Через один год – моя дивизия была проверена и признана лучшей мотострелковой дивизией в Советской армии, и я из рук Начальника штаба Группы войск в Германии генерал-полковника Григория Федотовича Кривошеева, на том же строевом плацу, того же полка гарнизона Эльсталь – получил Почетное Красное знамя лучшей мотострелковой дивизии Сухопутных войск Вооруженных Сил СССР.

Когда вечером, в офицерском собрании мы праздновали эту нашу общую награду – позвонил Главком ГСВГ генерал армии М. Зайцев. Он поздравил нас с этой наградой, и сказал: «Я рад, командир, что Ты смог, значит – можешь!», и пожелал успеха.

Журналист: Уважаемый Александр Иванович, можно было бы сказать так: «Все хорошо, что хорошо кончается!», и это было бы большим искажением и ошибкой – ведь для Вашей военной карьеры выдающегося Командира, Штабиста, практического Аналитика, научного Исследователя, и национального Стратега – все, на самом деле, только начиналось!

Поэтому, заранее хочу взять с Вас обещание – раскрыть нам – вашим собеседникам и читателям – таинственный, скрытый смысл той фразы, которую легендарный советский Маршал Сергей Федорович Ахромеев – последний начальник Генерального штаба ВС СССР – произнес о генерале Александре Владимирове: «Этот генерал – сам по себе – Генеральный штаб!»

Александр Иванович Владимиров: Да – это действительно интересная и поучительная история, и таких историй-одиссей в моей жизни было несколько. Однако, Александр Николаевич, поживем – увидим!

Пока же вы «ломаете» процесс нашего УРОКА И уводите меня от обозначенной учебной темы, что не позволительно, ведь нам – гражданам России уже в ближайшие времена предстоит всем – сдавать серьезнейший ЭКЗАМЕН по ГОСУДАРСВТЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОМУ МИРОВОЗЗРЕНИЮ – и в теории Бытия, и на практике нашей суровой военной действительности.

Сейчас, по зрелому размышлению – я понимаю, что делало мою службу осмысленной и благородной.

Прежде всего, в своем родном Московском суворовском военном училище – я получил не только блестящее полное среднее образование, как начальное образование военной службы и ряд своих первых военно-учетных специальностей – но и блестящее воинское кадетское государственно-патриотическое воспитание.

Именно такое воспитание, которое нам давали наши преподаватели и офицеры-воспитатели, привило нам ясные понятия и несгибаемую приверженность к Чести, Доблести, Добру и Красоте – что и делало нас, юных кадет – государственниками, строителями, защитниками Отечества – с детства и на всю жизнь.

Важно понимать, что такое образование и воспитание – получали все воспитанники суворовской военной школы. Кстати, воронежский кадет Альберт Михайлович Макашов, на моей памяти, был почти единственным действующим советским генералом, который в 1992 году – не предал свою Военную присягу, и с оружием в руках защищал конституционный строй Советского Союза, как того требовала от него Военная присяга.

Это тоже – урок для Российской государственности и для каждого гражданина, присягающего своему Отечеству, Государству и Народу – и на сегодня, и на будущее!

Журналист: Абсолютно логично, уважаемый Александр Иванович, что Ваш увлекательный рассказ, как и сама жизнь – вывели нас на тему нашего Урока. Помогите разобраться, что же есть воспитание государственно-патриотического мировоззрения граждан России. И вместе ответить на эти вопросы: Что такое государственно-патриотическое мировоззрение, и как оно возникает? Зачем оно так необходимо? Для кого оно важно, и почему без него в России – никак не обойтись, не только сегодня, но и на века?

Александр Иванович Владимиров: Здесь мы снова приходим к необходимости погружения наших читателей – в Основы общей теории войны. В качестве нашего начального утверждения подчеркнем:

Государственно-патриотическое мировоззрение населения России – это стержневой элемент нашей народной Национальной идеологии, которой уже сегодня – сознательно или интуитивно – придерживается основная масса населения страны – то есть, по сути, это общенародная идеология – которая фактически существует и поддерживается большинством российского общества.

Мы считаем, что весь ход событий нашего военного времени – дает многие основания рассматривать нашу Национальную идеологию – как предтечу будущей официальной Государственной идеологии Российской Федерации – при безусловном приоритете конституционных обязанностей каждого гражданина, и соблюдении его права – иметь собственное мнение и личные идеологические предпочтения, не вступающие в конфликт с законами РФ, которые также должны быть правовым оформлением национальной-государственной идеологии.

Обо всем этом – поговорим последовательно, как говорится – шаг за шагом.

Журналист: Итак, уважаемый Александр Иванович, – отправляемся в путь! Вспомним – в нынешнем году Россия отметила 200-летия со дня рождения нашего выдающегося соотечественника и корифея педагогической науки К.Д. Ушинского.

Так вот, в Хрестоматии для чтения в 1 классе – мы видим сегодня слова Константина Дмитриевича, которые написаны в 1876 году и обращены, в своей глубинной сути – ко всем ныне живущим и будущим гражданам России: «Наше Отечество, наша Родина – матушка Россия. Отечеством мы зовём Россию потому, что в ней жили испокон веку отцы и деды наши.

Родиной мы зовём её потому, что в ней мы родились. В ней говорят родным нам языком, и всё в ней для нас родное; а Матерью зовем – потому, что она вскормила нас своим хлебом, вспоила своими водами, выучила своему языку, как Мать – она защищает и бережёт нас от всяких врагов.

Велика наша Родина-мать – святорусская земля! От запада к востоку тянется она почти на одиннадцать тысяч вёрст; а от севера к югу на четыре с половиною. Не в одной, а в двух частях света раскинулась Русь: в Европе и в Азии…

Много есть на свете, и кроме России, всяких хороших государств и земель, но одна у человека родная Мать – одна у него и Родина».

Ушинский Константин Дмитриевич (19 февраля 1823 – 22 декабря 1870) – русский педагог, писатель, один из основоположников научной педагогики в России.

Александр Иванович Владимиров: Скажу вам так, уважаемый Александр Николаевич!

В нашем Народе живут и передаются из поколения в поколение – немало испытанных утверждений. Думаю, и Константин Ушинский – как создатель российской научной педагогики – во многом питал свой педагогический талант из Народной мудрости. К ней и обратимся – как к нашему истинному Национальному достоянию.

Оттолкнемся в наших суждениях от следующих народных утверждений:

Родителей, Родину и соседей – сам человек не выбирает – они дается ему по судьбе и волею Создателя.

Семью, Родителей и Отечество – человек любит «не за что, а потому что».

Зло – всегда побеждается человеком – через Любовь и Добро, с помощью Божьей!

Думается, в этой вековой мудрости кроется и концентрируется глубинный смысл Народного патриотизма – бескорыстной Любви к своей Семье, Родителям и Отечеству, к своим истокам – предкам, истории, духовным ценностям и нравственным традициям.

Журналист: То есть констатируем следующее: Патриотизм – это Любовь!

То есть Патриотизм – это Любовь – бескорыстная, и даже инстинктивная – которая дается нам с рождения Создателем – через наших Родителей.

Любовь – которая оберегается (или теряется, уничтожается) в Семье, и укрепляется (или ослабляется, и даже замораживается) в социальных государственных (или частных) Институтах воспитания – которые действуют (или бездействуют, и даже противодействуют) в современном Государстве.

Продолжу, дорогой Учитель – мне, Ученику – очень по душе Ваше стремление и научное искусство – добиваться максимальной концентрации смыслов – понятий, явлений, определений и терминов – доводя их, буквально – до одного «ключевого» слова.

Например, Александр Иванович, Вы таким образом определили глубинный социальный смысл Жизни. Жизнь – это Труд.

Именно так – через созидательный человеческий Труд Вы трактуете первый из пятидесяти постулатов Общей теории войны – о биологической и социальной сути Жизни – как предмете и объекте вечной Борьбы и Войны людей и человечества – за свое Выживание и Развитие.

Прошу Вас – с таким же подходом – определите, пожалуйста, для себя и для нас – понятие Государства. И соедините Государство и Патриотизм – через призму Мировоззрения.

Александр Иванович Владимиров: Хорошо! Но сделаем сначала – важнейшее дополнение в осмыслении Патриотизма как явления и идеологии нашего Бытия.

Да, Патриотизм – это Любовь. Только всегда, для нашей Русской цивилизации – это Любовь Созидания и Строительства, но никак – не фанатичная «любовь к чему-то временному и разовому», которая, по сути, всегда – есть чья-то ненависть, несущая зло, разрушение и смерть. Чувствуете разницу?

Здесь мы видим гигантский непримиримый разрыв – в сути Цивилизации Жизни пробуждающейся России – и той цивилизации смерти – носитель которой есть загнивающий и умирающий совокупный Запад-США.

Теперь – о Государстве. Сразу же «отсечем» понимание и проявления Государства в «цивилизации смерти». Там пятисотлетней историей доказано и ярко подтверждается сегодня, что их Государство – это Насилие, всегда и повсюду. Абсолютное – явное и скрытое, изощренное и завуалированное насилие – которое мы видим в их внутренних сферах и в тотальных проявлениях мировой диктатуры этого безграничного насилия.

У нас – в пробуждающейся России и в контурах ее цивилизации Жизни – мы стремимся, надеемся и уже видим – диаметрально противоположное: наше Государство – это Защита, всегда и повсюду!

То есть – в своей миссии и глубинном предназначении, Российское государство – это Безопасность и Условия Жизни – для деятельности наших сограждан во всех сферах национального Бытия. Безопасность и условия деятельности – Культурной, Информационной, Просветительской, Образовательной, Научной, Экономической – Производственной и Финансовой, Социальной, и любой иной деятельности.

Иными словами – Творческая и Солидарная безопасность и условия для проявления своих Талантов – каждым Человеком, проживающим в суверенном пространстве нашей Российской цивилизации Жизни.

Резюмируем – вот, чем является наше Государство российское уже сегодня – в проектных наметках и первых практических делах – и каким оно еще будет, каким ему – в полноценном замысле и гигантском масштабе – еще предстоит стать в Будущем!

Журналист: Да, дорогой Александр Иванович – Вы предельно популярно растолковали существо Патриотизма и Государства. Крупными штрихами Вы нарисовали эскиз Картины мира – и через нее мы видим путь осознания человеком и гражданином своего Государственно-патриотического мировоззрения. На мой взгляд, самое время – сформулировать ответы на заявленные нами вопросы: Государственно-патриотическое мировоззрение и воспитание в России: что это? зачем это? для кого оно? и почему без него никак не обойтись?


Александр Иванович Владимиров:
Да – это главные вопросы, проблемы и задачи России. И в этой связи позволю себе ряд утверждений.

Во-первых, я уверен, что основными способами и средствами обеспечения реализации основной цели Национальной стратегии России, а именно – ДОСТИЖЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ВЕЧНОСТИ И УСПЕШНОСТИ РОССИИ КАК ВЕЛИКОЙ ДЕРЖАВЫ, ОТДЕЛЬНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ И СУПЕРЭТНОСА, являются – ПРОСВЕЩЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ ВСЕГО НАСЕЛЕНИЯ СТРАНЫ НА НАШИХ СОБСТВЕННЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЯХ И НАЦИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ.

Я убежден, что все хорошее и великое выявляется и рождается из этого.

Как воспитаешь и просветишь свой народ, так он и будет жить, и так будет строить свое будущее и формировать такое будущее своей державы.

Во-вторых, цели Национальной стратегии России достигаются - реальной суверенностью и трудом просвещенных народов России, которые являются единственным и легитимным источником власти в государстве, и отчетливо понимают свои национальные интересы, и на этом основывают свою суверенную Позицию народа и Национальную стратегию великой державы.

В-третьих, сами ЦЕЛИ НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ РОССИИ ДОСТИГАЮТСЯ – ТЩАТЕЛЬНЫМ ПОДБОРОМ, ПОДГОТОВКОЙ И ВЫДВИЖЕНИЕМ НАЦИОНАЛЬНЫХ ЭЛИТ, которые имеют личное, собственное устойчивое государственно-патриотическое мировоззрение – как нравственную основу всей своей жизни, которые беспорочно служат нашему Отечеству, доказали меру и высокий уровень своей профессиональной подготовки и ответственности реальными успехами своего дела и служения, и которые готовы нести личную ответственность за качество и последствия принимаемых ими решений и деятельности.

В-четвертых, формированием Национальной идеологии Государственно-патриотического воспитанием наших граждан и Национальной стратегии России – должны заниматься не министерства и ведомства (и не либералы пятой колонны), а патриоты-государственники – разумные от народа, то есть те, кто подтвердил на деле – своим творчеством и служением Отечеству – свою подлинную патриотическую позицию. Президент России обязан – предоставить им эту возможность, и максимально использовать их творческий потенциал в интересах развития и исторической успешности России.

В-пятых, признанными привилегированными гражданами и членами российского общества, и основой среднего класса России должны быть – Воины, Учителя и Врачи!

В Основах Общей теории войны и основных Постулатах этой теории – мною предложен ряд определений, понятий и процессов, связанных с темой нашего Урока.

Приведу эти определения для наших уважаемым читателей:

ОТЕЧЕСТВО – есть обобщенное понятие, которое обозначает Российскую Федерацию как Родину, Отчизну, место исторического рождения, развития и проживания народов и граждан страны – с их историей, культурой, территорией, образом жизни и государственным устройством, и рождающее в них патриотизм – то есть то особое чувство, которое сочетает любовь к Отечеству с чувством долга – за его защиту, строительство и заботу о его историческом будущем.

ПАТРИОТИЗМ – особое чувство и личное свойство гражданина России, сочетающее его осознанную благодарность Родине, гордость за ее культуру и историю, а также знания, способности, любовь и чувство долга к Отечеству, составляющие основу его жизненной позиции и мировоззрения.

ПАТРИОТ – гражданин России, который не только любит Россию, знает ее историю и культуру – но тот, кто испытывает осознанную любовь и благодарность к России, считает себя частью ее истории и культуры, видит себя ее гражданином и готов строить и защищать свою семью и Отечество – с оружием в руках, умеет это делать и делает это.

Основным критерием качества и эффективности всей работы по патриотическому воспитанию граждан России должно стать количество граждан – защитников и строителей Отечества, подготовленных по соответствующим военно-учетным специальностям (ВУС) и по специальностям народнохозяйственного значения, которые получили документальное подтверждение этого и официально приняты на учет в системе военных комиссариатов.

***

ГЛАВНАЯ ЦЕЛЬ ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ ГРАЖДАН РОССИИ – ФОРМИРОВАНИЕ ГОСУДАРСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ КАК ОСНОВЫ ИХ ЖИЗНЕННОЙ ПОЗИЦИИ с детства и на всю жизнь, подготовка к строительству и защите Отечества – в качестве профессиональных специалистов, обеспечивающих безопасность и развитие России в условиях мира, и ее выживание и победу в войне.

Гражданин России, обладающий собственным государственно-патриотическим мировоззрением, по определению и всегда, является активным субъектом собственного осмысленного бытия, своего Отечества и мира.

Человек без собственного мировоззрения, по определению и всегда, является только объектом и единицей манипуляций любого характера и уровня.

Государственно-патриотическое мировоззрение граждан должно быть официальной и единственной педагогической основой всех образовательных и воспитательных процессов во всех институтах государства Российская Федерация.

***

ГОСУДАРСТВЕННО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ МИРОВОЗЗРЕНИЕ ГРАЖДАНИНА РОССИИ СОСТОИТ В ОСОЗНАНИИ ИМ СВОЕГО ЛИЧНОГО ДОЛГА И НЕОБХОДИМОСТИ:

- найти и определить свое место и роль в строю созидателей и защитников новой жизни и истории России;

- честно выполнять свои обязанности как человека и гражданина великой державы, представителя великой культуры и цивилизации;

- понимать важность своего труда и значимость усилий других людей, честно выполняющих свой долг перед Отечеством;

- строить свою жизнь по Божеским законам нравственности собственного бытия – для пользы своей семьи и всего Отечества;

- верно служить и самоотверженно строить, и защищать историческую вечность Отечества – даже ценою своей крови и самой жизни;

- следовать этим путем всю свою жизнь;

- и так воспитывать своих детей и внуков.

Журналист: Уважаемый Александр Иванович – «прозвенел звонок» об окончании Урока. Скажите, Учитель – что нас ждет дальше по Вашему учебному Расписанию?

Какие темы Вы считаете приоритетными – для нашего военного Бытия и процессов укрепления Государства, и подготовки населения страны к защите и строительству Отечества?

Александр Иванович Владимиров: Думаю, что мы, как и всегда, прислушаемся к мнениям и пожеланиям наших читателей – и к сентябрю – началу календарного учебного года, вместе определим темы наших очередных уроков.

Спасибо вам, дорогие друзья – за ваше внимание и время, которое, очень надеюсь, вы провели в полезном для себя чтении.

Выражаю также свою уверенность и миссию в том, чтобы – у нас с вами образовалось единое восприятие таких понятий Общей теории войны как – Национальная идеология, Национальная стратегия, Народ как позиция, Просвещение народа, Государственно-патриотическое мировоззрение и других – в их научной актуальности, долговечности и тематической ценности для наших дискуссий – уроков и бесед. Мы к ним – готовы!

Благодарю за внимание.