Интервью Александра Владимирова журналисту Александру Жилину. Беседа первая - готова ли Россия к войне?

Просмотров: 344

Беседы со стратегом. Беседа первая. Легендарный генерал-майор Александр Владимиров и военный обозреватель Александр Жилин о том, готова ли Россия к войне?

Героизм, это – не исправление чужой ошибки ценой своей жизни.
Героизм, это – спасение людей, могущих погибнуть из-за таких ошибок!

Вместо преамбулы
Когда все вопросы заданы и ответы получены, у меня возник вопрос к самому себе – что это было? Интервью ли это или нечто большее?
Ведь вопросы здесь поставлены фундаментальные и стратегические, обращенные в Будущее, и одновременно – на злобу сегодняшнего дня, открывающие ближайшие перспективы нашего Бытия.
Генерала Александра Ивановича Владимировича я знаю давно. Он потомственный русский офицер и в армии с одиннадцати лет – советский суворовец кадет и всю свою жизнь посвятил служению нашему Отечеству! Он Воин, профессионалов такого уровня в нашей нынешней армии осталось лишь несколько человек. Прежде всего, потому, что на судьбу Александра Ивановича выпало решение сложнейших государственных, военно-политических и организационных задач высочайшего уровня ответственности. Мало кто знает о том, что грамотные и решительные действия генерала Владимирова в своё время предотвратили боестолкновения СССР с НАТО…
Это не просто интервью. Эти беседы – бесценный опыт воина, патриота, полководца и военного ученого для нынешнего поколения военачальников и государственных управленцев.
В итоге, уважаемые читатели, вы «из первых рук» получаете ответы от Александра Ивановича Владимирова – заслуженного русского генерала, имеющего репутацию профессионального стратега и выдающегося военного ученого.  

***

Ценность этих бесед в возможности сравнить былое и нынешнее, внешнее и внутреннее, желаемое и «правду жизни». Перенесемся в 2004 год и обратимся к словам Президента Академии военных наук Российской Федерации, доктора военных наук, доктора исторических наук, генерала армии М. Гареева, который в своей рецензии на книгу Владимирова «Тезисы к стратегии России» писал так:


«Я предлагаю нашей высшей власти внимательно прислушаться к тому, что он говорит и пишет, потому, что генерал А. Владимиров, обладая уникальным даром проникновения в суть вещей, системного мышления и стратегического предвидения, своими идеями и трудами значительно опережает нашу текущую внешнюю и внутреннюю политику, а “время реакции” власти, то есть время, когда его идеи начинают быть востребованы официальной государственной властью, исчисляется многими годами, при том что он не только генерирует сами идеи, но и всегда дает свое видение механизмов и технологий их реализации, и даже всегда готов сам воплощать их в жизнь».
«Я отношу его к тем, кто составляет сегодня честь, ум и совесть России, и ее национальное достояние. Россия должна по-хозяйски относиться к нему. Нам нечего искать себе пророков на стороне.
Может статься, что книги российского генерала Александра Владимирова лягут в основу тех «трех источников, трех составных частей», которые будут определять новую государственность нашей великой Родины».
И мне подумалось о том, как вообще появляются «пророки в своем Отечестве» и, вслед за генералом Гареевым, положительных примеров не нашел.
Однако вспомнился пример из деятельности древних великих мыслителей.
Был же такой великий древнегреческий философ Сократ, который ни одной буквы сам не написал, а его выдающиеся речи и методы ведения дискуссии привели к созданию легендарной Академии Платона. Научная работа Академии первоначально состояла в том, что с учителем прогуливались по роще группы его учеников, с которыми он обсуждал любые интересующие их вопросы. И уже потом из этих бесед и диалогов появились его великие произведения. Так родился бессмертный сократовский труд «Государство».
Учеником Сократа стал великий Аристотель, который на фундаменте воззрений своего учителя создал книги, стоящие в ряду основополагающих научных источников – это «Политика» и «Этика». Судьба также доверила мыслителю Аристотелю быть воспитателем и учителем полководца Александра Македонского, историческое величие которого особняком стоит среди гигантов человеческой цивилизации.  
Именно так было положено начало философскому осмыслению человеческого бытия и основам формирования государства и общества. И сегодня мы поражаемся подвигу и силе древних мыслителей, и только примериваем к этим эталонам наши современные достижения, и всегда видим - сравнения всегда только в их пользу.
Говорю об этом к тому, что и наши вопросы-ответы мы хотели бы назвать не «интервью» с генералом Владимировым, а, например, «беседы со Стратегом», так как по масштабам, сложности и важности, обсуждаемых тем, именно в объем и форму древнегреческой Академии может поместиться тот потенциал выводов, которые предоставляются нашим уважаемым читателям.
Особо отмечу, что сказанное генералом Владимировым, есть его собственное мнение, подтвержденное его колоссальным практическим опытом вождения войск, и его фундаментальным трудом «Основы общей теории войны», который, как он сам говорит, писал все крайние 30 лет.
И это всегда прямой ответ и бескомпромиссная правда, которую он, как суворовец и «отчетливый русский кадет», всегда говорит прямо и в лицо любому собеседнику.

***

Америка и мир «после Трампа»

Журналист Александр Жилин: Сегодня весь мир гадает и все СМИ обсуждают вопрос «какой будет Америка после Трампа» и «что нового нам готовит правление демократов»? Высказываются опасения, что ничего хорошего ни мир, ни Америку не ждет. Что Вы думаете по этому поводу?

Александр Иванович Владимиров: При всем обилии прогнозов, суждений и предположений, выскажу свое мнение.
Начну с того, что отмечу «небывалый успех» американской политической и военной мысли и практики, и которым, в конце концов, удалось достичь «желаемого результата»: осуществить эффективную для агрессора цветную революцию на своей собственной территории. Как говорится «за что боролись на территориях других государств, на то и напоролись на своей земле». В народе говорят: «Как аукнется, так и откликнется!»
Если перефразировать известные слова нашего классика Ульянова-Ленина о революции, то можно провозгласить: «Цветная революция, о которой так долго говорили либералы – совершилась!» Я считаю, что этот итог вполне ими заслужен!
Нам должно быть понятным, что внутренним агрессором, захватившим власть в США, сегодня выступает «демократическое большинство, состоящее их уродливых меньшинств, чьи ценности победили, то есть втоптали в грязь, человеческую нравственность и здравый смысл». И при этом, вся подручная информационная сфера играет роль «основной движущей силы великой американской революции».
Складывается новая разделенная, разорванная идеологически страна, в которой:
 - с одной стороны - консолидируется образованное, вооруженное, рабочее и кормящее себя и всю страну, белое меньшинство;
 - с другой стороны – объединяется в стаи плохо образованное, живущее на субсидии и льготы, не способное к работе, но обиженное на жизнь. и также вооруженное черное меньшинство, усиленное «сногсшибательным резервом»: ЛГБТ-активистами и «городскими сумасшедшими – очумелыми поборниками демократии, выросшими из офисного планктона»;
 - над всем этим ужасом возвышается новое и неспособное к конструктивной работе и профессионально негодное демократическое правительство, не знающее что «со всем этим делать» и переходящее к национальному террору в информационной и других сферах национального бытия, и считающее, что на этом свете «все горе можно залить долларом»;
 - практически над всем этим «национальным бедламом», замерла в глубоком ступоре и находится в полной политической неясности – армия великой державы США, и ее главной задачей сегодня является не «сдерживание России по всем азимутам», а способность – «не дать армии самой развалится на белых и черных, демократов и республиканцев», так как представляется очевидным, что – развал американской армии есть – гражданская война с развалом страны и неизбежным падением американского общества в варварство.
Теперь о главном, о «демократии» и «демократическом будущем».
Сегодня стало как никогда ранее ясно, что так называемая «демократия», это технология обеспечения и прикрытия, а также формат процедуры установления и прикрытия власти олигархии.
Она призвана обеспечить интересы олигархии, обеспечив ее легальностью власти лояльной посредственности, выставляемой как «глас народа», так как только посредственность не способна выйти за рамки установленной политической системы и всегда может быть управляема из вне, что сейчас мы видим в США в ходе и после президентских выборов.
Демократия по-американски, это есть маскировка предательства интересов человечества политическим истэблишментом, выставленным транснациональными компаниями для прикрытия и легитимации собственных интересов и действий, рассуждением о всеобщем благе и свободе, с одновременным возведением нового общечеловеческого концлагеря.
Несколько лет назад мною была написана статья «Железная пята ТНК», изданная в журнале «Власть». В ней я предположил, что транснациональные корпорации (ТНК) образуют свой Альянс, формируют фашистский псевдодемократический режим, подминают под себя национальные государства и их армии, и переходят к полномасштабной фашистской диктатуре в масштабе всего мира.  
14 декабря 1975 года президент США Рональд Рейган в интервью журналисту Майку Уоллесу сказал: «Если фашизм когда-либо появится в Америке, это будет во имя либерализма». Сегодня мы видим подтверждение его слов. Демократия в Америке закончилась и, видимо, Рейган хорошо знал, о чем он говорил, так как там сегодня все идет к этому и поменять ситуацию некому и как надо ее менять не знает никто.
На мой взгляд, сегодня мы присутствуем на первом акте этого страшного по своей режиссуре американского «марлезонского балета».
Сюжетная линия видится мне такой:
 - Байден – однопартийная политическая система;
 – диктатура ТНК-демократической партии и полная зачистка всех и любых инакомыслящих, в первую очередь, республиканцев и самостоятельно мыслящих образованных белых людей (здесь уместно вспомнить «опыт» камбоджийского диктатора Пол Пота);
 – переход к «демократическому фашизму избранной нации» на основе ценностей ЛГБТ и черного сообщества при всеобщем информационном закабалении и цифровом рабстве;
 – гражданская война всех против всех и белых против всех остальных;
 – развал США, как апофеоз этого политического и социального сумасшествия.
Но, поскольку весь этот беспредел нужно будет как-то объяснять миру и своим гражданам, демократы найдут «казус белли» - непосредственный повод к войне.
Здесь важно понимать, что Америка уже избрала объект такой войны – это Россия.
Кстати, все войны в своей истории США развязывали после заранее спланированных вооруженных и кровавых провокаций против своих же солдат.
Я уверен, что так будет и сейчас – вооруженная фаза войны неизбежна.
Цель Америки понятна – за счет исторического уничтожения России уцелеть самим, выжить любой ценой и продлить свою мировую гегемонию – даже на костях сотен миллионов людей и на обломках человеческой цивилизации.
То есть ничего хорошего ни мир, ни Россию не ждет и к этому нужно быть готовым.   
Быть готовыми к войне и защите Отечества

Журналист Александр Жилин: Александр Иванович, что значит, быть готовым к войне? Ведь вариантов начала и хода войны может быть много?
Вы должны знать ответ. Ведь вас знают и как теоретика военного дела – автора Основ общей теории войны, и как практика, который прошел путь военного служения Отечеству от суворовца до генерала – от взвода до общевойсковой Армии.

Александр Иванович Владимиров: Этот ответ можно только предположить и предугадать. Однако точные и правильные его основания мы можем сформулировать уже сейчас.
С точки зрения военной науки представляется очевидным, что данная война будет войной на уничтожение России – нашей цивилизации.
Война, предположительно, будет протекать в два этапа и в двух основных стратегических видах.
Первый этап – в парадигме (базовой схеме) стратегии измора России средствами гибридной войны.
Важно понимать, что первый этап войны на уничтожение России («измор») идет и осуществляется по планам наших врагов уже сейчас. Против нас в самом разгаре фаза войны на принципах «мягкой силы», и мы еще об этом поговорим.
Но, в американском арсенале уже заготовлен переход к вооруженной фазе этой беспрецедентной агрессии.
А это второй этап – в парадигме стратегии «сокрушения» всех основ российской государственности и русской цивилизационной идентичности, который будет осуществляться путем вооруженной агрессии, то есть физическим воздействием.
Вооруженная фаза войны может начаться на территории России практически в любое время по решению США и, в целом, может обойтись без непосредственной оккупации страны.
Первоначальный массированный удар по России может продолжаться несколько суток.
При этом уничтожение систем и инфраструктуры управления государством, вооруженными силами, ПВО, ПРО и РВСН может быть осуществлено уже в первые часы вооруженной агрессии – совместными ударами крылатых ракет в обычном снаряжении и действиями диверсионных сил НАТО (США), внутренними террористическими формированиями.
Серией подобных ударов – по пунктам государственного и военного управления, дислокации (военным гарнизонам, базам и частям), объектам инфраструктуры, экономики и энергетики – враг может значительно ослабить все системы и органы управления и обескровить вооруженные силы, то есть сделать их, как минимум, ограниченно боеспособными.
Выполнение этой цели повлечет – невозможность проведения общих массовых мероприятий по переходу населения страны к режиму военного времени и мобилизационного развертывания экономики и армии.
Другими словами, у нас есть научные основания предполагать, что в замысле наших врагов может содержаться цель – уничтожение государственного и военного управления России и потенциала вооруженного, и любого другого организованного сопротивления агрессору.
Это значит, что уже в первые двое суток будет разрушено управление государством и вооруженными силами, и вертикаль государственной власти практически исчезнет.
Армия уже не сможет защитить население страны, которое может оказаться во власти вооруженных бандитов, и задача защиты от них, и, фактически, задача спасения страны, ляжет на плечи самого населения.
Решение такой задачи в условиях наступления периода анархии вооруженных отморозков и отсутствия всякой законной власти и централизованного управления, малоэффективной способности и слабой подготовленности населения к такой борьбе, делает проблему спасения Отечества исключительно трудной.
С большой вероятностью это может привести к фактическому распаду государства на отдельные районы выживания населения страны, власть в которых неизбежно перейдет к тем силам, кто сохранит оружие, организованность и приобретет доступ к ресурсам.
И это уже не будет прежняя государственная или муниципальная власть, так как новоявленные «управленцы» будут неизбежно вести войну «все против всех – за население, оружие и ресурсы».
Таким образом, утрата суверенной российской государственности будет означать ее исторический крах, что повлечет за собой «исторжение» государства Россия из истории человечества.
В этом и есть существо замысла нашего врага, которому в случае его победы останется лишь контролировать ресурсные районы, формировать свои органы местной администрации, уничтожать (с воздуха, дронами, газами и точечными спецоперациями) очаги сопротивления, подкармливать коллаборационистов, и безраздельно выкачивать наши ресурсы. Однако, уместно вспомнить, что сказал по этому поводу Президент России Владимир Путин: «Хотите наши ресурсы? Придите и возьмите!».
Что касается жизненной судьбы народа России, то, думаю, при таком развитии событий – она будет очень печальной – в мире Американской гегемонии места для русской цивилизации просто нет.
Надо сказать, что с высокой вероятностью именно такого сценария войны соглашается военное экспертное сообщество России.
Более того, выражается мнение, что независимо от того, будет применено по нам ядерное оружие, и сумеем ли мы нанести ответно-встречный удар по территории врага –общий итог будет таким – через 25-50 часов глобального удара по России нам просто выдвинут ультиматум – что и как мы должны сдать агрессору.  Враг предполагает, что на этом война, как организованная вооруженная борьба, будет проиграна Россией.
Когда в реальной экспертной дискуссии подошли к такому пессимистическому выводу, мне пришлось напомнить коллегам ответ Михаила Кутузова на предложение о заключении мира, исходящее от Наполеона Бонапарта, находящегося в горящей Москве, и который посчитал, что войну, по его мнению, надо заканчивать. На что русский фельдмаршал Михаил Кутузов ответил совершенно в духе своего великого учителя Александра Суворова: «Помилуй Бог, да мы еще и не начинали!»
Здесь самое время дать совет нашим государственным и муниципальным служащим – самое время всерьез задуматься над своим личным местом в «народном строю», и над своей ответственностью за личный вклад в защиту Отечества, чтобы случаем не огрести от «дубины народной войны» при естественной в таких условиях зачистке наших пространств и оборонительных рубежей от «родимой пятой колонны».
Все ресурсы России находятся на нашей национальной территории и ими в условиях бескомпромиссной Отечественной войны против агрессора – владеет народ, и весь потенциал добывающих компаний, государственных и частных корпораций будет по определению отмобилизован и направлен на достижение Победы.
В целом, это значит, что война на территории России, даже в случае поражения и устойчивой недееспособности (краха) государственной власти, Армии и экономики – не закончится, а перейдет на территории и пространства России.
Эта война будет носить характер борьбы народа за свое физическое выживание и уничтожение агрессора.
В этом и состоит существо нашего подхода к войне на национальной территории России.

***

Журналист Александр Жилин: Конечно этот сценарий ужасен, но он достаточно реалистичен. Сегодня мы видим, что наш Президент уделяет огромное внимание развитию наших Вооруженных Сил, контролирует выполнение государственного оборонного заказа и недавно заявил о том, что Армия России уже входит в число самых технологичных и передовых армий мира.                         
Мы гордимся нашей военной историей и Армией. нашими посейдонами, кинжалами, ярсами, и другими выдающимися достижениями военной инженерной мысли России. Интересно Ваше мнение о подготовке России к войне?

Александр Иванович Владимиров: Будем считать все сказанное ранее, как бы большой преамбулой, и перейдем собственно к ответу, который буду излагать в логике здравого смысла, опираясь на опыт военного профессионала.
Сначала поговорим о собственно вооруженной борьбе в этой войне.
Несколько очевидных исходных констатаций.
Исходные положения выглядят следующим образом.
Во-первых, территория России и территория США настолько масштабны, что их физически невозможно «застеклить» (хотя, например, вполне возможно «застеклить Англию»).
Другими словами – даже в условиях, когда мы или они «проспят удары», то даже при использовании всех ядерных боеприпасов по территориям этих стран (100% боевых блоков достигнут цели), основное население держав выживет и будет потенциально способно к восстановлению страны (притом, что у США населения в 2 раза больше чем у нас, оно поголовно вооружено, моторизовано, а на уровне небольших населенных пунктов инициативно и хорошо самоорганизовано).
Правда, это может получиться только при условии, что территория страны не утратит своей стратегической связности или она может быть быстро восстановлена. Но об этом давайте поговорим позже.
Во-вторых, победа в войне будет зависеть не столько от «мощи удара по врагу и нанесения ему неприемлемого ущерба», а сколько от устойчивости управления (государственной власти), дееспособности и воли выжившего населения, и народного хозяйства.
Кроме того, очевидно -
1. Ему – агрессору не нужно наше государство и наше население, но ему требуется наша территория, как мировая кладовая ресурсов, и сами наши ресурсы.
2. Нам же их государство, территория и их ресурсы не нужны. Это значит, что нам все равно, что будет с государством, территорией и населением наших врагов после наших ударов по ним, а их выживание будет их собственной задачей.
3. В свою очередь, это значит, что для России выживание государства и населения – есть главная цель войны, и она должна решаться в первую очередь.
4. Безусловно, хорошо и правильно то, что мы сегодня развиваемся и опережаем Запад по многим стратегическим видам вооружений…
Но надо хорошо понимать, что наша могучая ядерная триада имеет, в целом, разовый характер, работает только по целям на территории нашего врага и по своему предназначению, и из дальнейшей войны на национальной территории России выпадает.     
Все ракетные войска стратегического назначения мощные, но не применяемые по своей территории и, главное – они штучные, разовые, то есть «нажал и забыл» и их боевой потенциал мгновенно заканчивается.
Наши стратегические бомбардировщики и в целом наша боевая авиация, после выполнения своих боевых задач может не иметь возможности физически приземлиться, просто некуда будет, а наша космическая группировка (впрочем, как и аналогичная группировка наших врагов) будет уничтожена в первые часы войны.
Наш Флот и его подводные ракетоносцы, после выполнения своих боевых задач, смогут принимать участие в вооруженной борьбе на территории России, скажем мягко – «несколько ограничено».
Сухопутные войска и их контингенты полного штата и базы хранения также будут подвергнуты ударам, понесут потери и будут в своих районах восстанавливать боеспособность, и стараться не попадать под повторные удары агрессора.
Приходится также констатировать, что наши территории, пространства и население к ведению войны – не готовятся.
Приведу примеры:
 - ни один из губернаторов не знает, что такое территориальная оборона и как ею управлять в войне на собственной территории (хотя официально именно он – губернатор отвечает за территориальную оборону своего региона);
 - ни один житель страны и конкретного населенного пункта не знает – что он должен делать с началом войны, что иметь, куда бежать, с кем и как связываться и т. д.;
 - части территориальной обороны не формируются и не тренируются;
 - военкоматы не способны полноценно учесть своих военнообязанных и готовить их к какой-то осмысленной военной деятельности;
 - принципиально не задействуется инфраструктура и специалисты ДОСААФ России (специальной Общественно-государственной организации, официально предназначенной для подготовки граждан к защите Отечества);
 - Генеральный штаб не заказывает и не оплачивает подготовку специалистов массовых военно-учетных специальностей в интересах территориальной обороны регионов и создания этих контингентов, хотя именно так и должны формироваться мобилизационные резервы России общего назначения, и это не потому что «нет денег», а потому, что «нет команды»;
 - с 1993 года, то есть с момента «победы либерализма в одной отдельно взятой стране», в нашей средней школе и даже в суворовских военных училищах изучают предмет «Основы безопасности жизнедеятельности», дающий самый общий и примитивный обзор темы Вооруженных сил страны, и не дающий никаких предметных навыков обращения со средствами войны, а обязательные 5-дневные военные сборы старшеклассников проводятся самими школами «как получится» и превращены в полную фикцию;
 - попытки патриотической общественности разработать ФГОС «Основы военной подготовки» и ввести его хотя бы для учреждений довузовского образования Министерства обороны (а это 32 СВУ, НВМУ и КК МО РФ) и учреждений кадетского образования регионов (порядка 150 кадетских корпусов и школ), натыкается на прямой саботаж чиновников Минпросвещения России и нежелание что-либо менять со стороны аналогичных чиновников Министерства обороны. И все это не потому, что «нет денег» или «это не нужно», а потому, что «нет команды» и т.д.
И что же будет, если этой «команды» так и не поступит?
Вопрос стоит так – кто же будет воевать? Особенно с учетом того, что готовых (организованных) резервных формирования не имеет ни один вид или род Вооруженных Сил России.
Где Россия возьмет победоносную армию военного времени, которую сейчас никто не готовит потому, что ее попросту нет?
И эта та правда жизни, которую никто, правдиво и принципиально, не хочет формулировать и обсуждать, тем более выносить на уровень Президента, чтобы получить необходимые важнейшие и судьбоносные решения.
Поэтому еще и еще раз обратимся к военной науке. Один из важнейших постулатов общей теории войны гласит: «Государство – ведет войну; Армия – сражается в войне; Население страны – воюет в войне, а значит побеждает или проигрывает войну».
Это значит, что подготовка населения и территории страны к войне является важнейшей задачей государства и армии, национальной идеологии, культуры, науки, образования и экономики.
Но правда жизни заключается в том, что именно эта, колоссальной важности задача не выполняется ни одним органом государственной власти.
Так, зададимся вопросом – что такое «подготовка населения к защите Отечества».
Для ответа напомним себе, какая общая обстановка сложится в стране после обмена сторонами войны массированными ударами, и какой рисуют эту обстановку современные (в основном западные) писатели и политологи:
 - централизованной власти нет;
 - на местах власть переходит в вооруженным бандам, криминалу, и только иногда к остаткам вооруженных сил;
 - инфраструктура жизнеобеспечения разрушена, нет связи, электроэнергии, телевидения, Интернета и радио, а также тепла, воды и канализации;
 - через месяц кончаются первичные запасы продуктов и лекарств в городах;
 - идет «свободная охота» за едой, ресурсами и специалистами;
 - проявляются людоедство и рабство, и прочие «прелести» выживания любой ценой.
Возникает естественный вопрос – кому в этих условиях нужны депутаты, федеральные, региональные и местные чиновники, блогеры и «жители социальных сетей», эффективные менеджеры, риелторы, брокеры, экономисты, финансисты, журналисты и юристы с правозащитниками, а также салоны красоты и фитнеса, рокеры, попсовые певцы и музыканты, политологи, актеры театра и кино и так далее…???
Очевидно – никому, и именно они будут формировать основу трудовых армий, и они будут поставлены перед выбором: «работа за еду» или физическая смерть.
Я не против этих «мирных» профессий, но думаю, что, если эти люди не хотят попасть в ряды «лишних людей» в качестве «расходного материала» войны, то они должны иметь возможность и стремиться стать нужными своей стране и обществу, а для этого они должны изначально (то есть в ходе получения общего среднего и профессионального образования) владеть нужными для реальной жизни профессиями и быть готовыми эти знания и навыки применять на практике.
А кто же будет нужен и востребован всегда?! Ответ также ясен.
Всегда и всем будут нужны
 - специалисты рабочих профессий (ремонтники, радио, теле, авто и авиамеханики, монтеры и электрики, строители, каменщики и сантехники, сварщики и слесари, водители и так далее);
 -  инженеры всех специальностей и направлений, проектировщики, химики, геологи, архитекторы, гидротехники, метеорологи и астрономы, работники сельского хозяйства;
 - врачи и младший медицинский персонал всех направлений;
 - учителя и преподаватели всех предметов и детские работники;
 - военнослужащие всех военно-учетных специальностей и работники правоохранительных органов, оружейники, администраторы;
 - всегда будут нужны честные, духовно и нравственно крепкие люди и пр…
Другими словами, всегда будут востребованы специалисты и работники всех гражданских специальностей, которые обеспечивают нормальную жизнь, восстановление разрушенного хозяйства и социальной сферы, и могут продолжить образовывать молодые поколения наших выживших граждан, то есть – те люди, которые своей работой и квалификацией смогут формировать будущее послевоенной России.
Это значит, что именно этому и этим специальностям надо учить наших граждан уже со школы в обязательном порядке.
В целом, это и есть важнейшая задача государства и всей системы национального образования.
Притом, что эта работа должна быть оформлена в качестве государственного заказа для всей системы национального образования, Армии и ДОСААФ России – на подготовку и сертификацию специалистов всех военно-учетных и жизнеобеспечивающих гражданских специальностей.

***

Журналист Александр Жилин: Александр Иванович, вернемся к вопросу о том «кто должен давать команду?». Этот вопрос прямо отсылает нас к обсуждению взаимодействия Вас, как общественного эксперта – стратега и мыслителя и, скажем, нашего Верховного Главнокомандующего – Президента России, как высшего официального лица, принимающего стратегические решения.
Эта высшая инстанция названа не случайно и не ради образного «красного словца», ведь многим известно, что Вы лично неоднократно официально и письменно обращались к Президенту России с вопросами, предложениями и обращениями стратегического характера и государственного значения. Напомните, пожалуйста, эти вопросы и скажите, существует ли в принципе какая-то ответная реакция и обратная связь?

Александр Иванович Владимиров: Да, все так и есть. Действительно, нередко приходится обращаться лично к Президенту России, как Верховному Главнокомандующему, по животрепещущим вопросам развития страны и Армии. Среди них: судьба и предназначение суворовских военных училищ; возвращение суворовцев на парады Победы; вопросы строительства и реформы Армии; предложения по внесению изменений в Конституцию России; о формировании в стране системы кадетского образования, как профильного (начального) образования государственной службы; о праздновании юбилейных дат нашей истории и суворовской военной школы и так далее.
Если говорить точнее, то, например, мое обращение к Президенту России в 2012 году по возвращению суворовцев на Парады Победы – закончилось назначением нового Министра обороны Российской Федерации Сергея Кужугетовича Шойгу и изданием его первого приказа – который вернул суворовцев, нахимовцев и кадет на военный Парад Победы на Красной площади!
В 2017 году – обращение к Президенту по поводу даты окончания Гражданской войны в России. Я предлагал Президенту провести особый ритуал-церемонию приглашения в Россию последних представителей русских императорских кадет со своими историческими Знаменами, и в ходе их представления стране в Георгиевском зале Кремля огласить их Завещание российскому народу, и после официальной передачи исторических Знамен и постановки их в строй Российской Армии – торжественно объявить о том, что Гражданская война в России – окончена!
В 2019 году состоялось мое обращение к Президенту России «Россия в войне, Отечество в опасности».
В 2020 году – вопросы к Президенту о состоянии выполнения его личного поручения о развитии кадетского образования и о незавершенной работе Совета Минпросвещения России по кадетском образованию, и необходимости – это поручение выполнить.
Важнейшим обращением к Президенту России я считаю свои предложения по внесению поправок в текст Конституции России, в которых я сформулировал систему конституционных обязанностей и прав государства, общества и личности.
В 2021 году – о создании федерального Оргкомитета по подготовке к празднованию 300-летия со дня рождения Александра Васильевича Суворова в 2030 году.
Обратная связь государственной власти с «разумными от народа».

Журналист Александр Жилин: И какова же обратная связь и реакция Президента России?

Александр Иванович Владимиров: Конечно, вопрос обратной связи и результативности диалога – основной.
По поводу диалога власти и профессиональных экспертов-специалистов, уместно вспомнить выдающийся и классический пример – внезапный личный звонок Иосифа Сталина Михаилу Булгакову, а также, многим другим выдающимся современникам того времени: «Это говорит Сталин. Я прочитал…». После чего жизнь и востребованность творцов кардинально улучшалась, и их творчество получало мощный стимул. Все они и сегодня являются признанными советскими классиками – в науке и изобретательстве, в литературе и искусстве.
Но, например, в моей профессиональной жизни подобного личного внимания и ответного «звонка» – я не дождался, хотя, скажу откровенно, надеялся, что для пользы дела такой контакт произойдет.
Тем не менее, в моем случае, обратная связь, безусловно, прослеживается.
Например, прямая и быстрая позитивная реакция на обращение, связанное с восстановлением традиции участия суворовцев в главных Парадах. В начале было Обращение – затем новый министр обороны – и издание нового приказа: «Вернуть кадет России на Красную площадь!». Безусловно, наше суворовское спасибо за это Президенту Владимиру Путину, благодарность Министру обороны Сергею Шойгу и Начальнику Генштаба, суворовцу Валерию Герасимову!
Обращение в отношении скоропалительного «уничтожения дивизий» – реакцией на которое стало постепенное восстановление дивизионного звена в структуре Сухопутных войск России. Опять же, спасибо Сергею Шойгу и суворовцу Валерию Герасимову.
Обращение о состоянии кадетского образования. Первоначально, исключительно позитивная реакция – поручение Президента по правовому оформлению кадетского образования – создание совета по кадетскому образованию Минобразования России – разработка проекта Концепции кадетского образования в России (правда, одновременно – снятие министров Ливанова и затем Васильевой, возможно, так и не уяснивших необходимость кадетского образования как такового).
Однако, несравнимо велик набор примеров негативной или абсолютно формальной бюрократической реакции.
Обращение о «завершении гражданской войны в России» - при устной поддержке проекта Сергеем Кириенко – отказ Администрации президента этот проект поддержать, так как «все деньги уже спланированы и на это дело нет денег» (при расчете трат на проект в 6-10 млн. руб.). Итог – Гражданская война в России официально и ритуально, так и не завершена, и почва для политических спекуляций о ее продолжении в современных условиях по-прежнему сохраняются.
Мои вопросы 7 декабря 2020 года, адресованные Президенту Владимиру Путину, о кадетском образовании и праздновании 300-летия со дня рождения Александра Васильевича Суворова были переданы его Администрацией в Минпрос и Минкульт России и на них получены странные ответы,  
Так, Минпросвещения России ответило, что – разработанная Концепция кадетского образования не может быть принята, так как не соответствует существующему законодательству в области образования. Хотя сам совет по кадетскому образованию создавался для внесения в это законодательство новых норм и правил.
Минкультуры России по вопросу о праздновании 300-летия Александра Суворова сообщила совершенно сенсационную вещь. Оказывается, что Александр Суворов и все связанное с ним, не относится к ведению Министерства культуры России, а если Министерство обороны будет что-либо предпринимать по этому вопросу, то Минкульт России в этом деле примет участие.
Прикажете понимать это так, что Минпросу и Минкульту – сложно и непосильно видеть знаковые проблемы и насущные дела, необходимые для укрепления государственности России и воспитания молодежи. Похоже, этим начальникам ничего не надо и им  нет ничего важнее, чем, как можно дольше оставаться на своих должностях и продолжать бурно обозначать свою «полезную деятельность».
Недавние факты все-таки подкрепляют эти ожидания. Последствия знакомства Владимира Путина с моими предложениями и поправками к Конституции России я обнаружил в ходе телевизионной передачи, когда он в разговоре с группой девушек на Красной площади, спросил одну из них – кем она хочет быть, и услышав ответ, что она будет бороться за права человека, сказал: «Да, права человека — это хорошо. А с обязанностями как же?». Девушка даже не поняла, о чем это Президент говорил с ней.
Даже многократно выверенное и тщательно аргументированное Обращение «Россия в войне, Отечество в опасности» долго оставалось вне всякой реакции Президента России и его Администрации, и только недавно Владимир Путин стал внезапно говорить о стратегической связности и необходимости сшивания национальной территории страны.    
Хочу думать, что может там «на самом верху» все-таки иногда вникают в существо рекомендаций и выводов профессиональных экспертов, что полностью отношу и к своим научным трудам и публицистическим работам.
Льщу себя надеждой, что и далее наши идеи, и предложения будут изучаться и приниматься властью и вводиться в наши государственные практики.
Но, в целом, хочу сказать и даже предупредить читателей о том, что – необходимую команду может никто и не дать!
Более того, даже в том случае если необходимая команда все же поступит, то ее никто не поймет и не выполнит, так как:
во-первых, согласно «военных законов Мерфи» (вообще-то это американский Кузьма Прутков, но, по легенде - это был такой наблюдательный американский капитан, служивший на авиабазе Эдвардс в 1949 году, который в парадоксальной и афористической форме сформулировал некую «правду жизни» существования бюрократических государственных систем, в жанре черного юмора и  «закона бутерброда») – «закон гласит, если приказ может быть не понят, то он будет не понят!», или -  «если что-то плохое может случиться, то оно случится и будет еще хуже!»;
во-вторых, сегодня те инстанции и чиновники, к которым эта команда придет – не знают таких слов, которые будут в этой команде содержаться!
Это значит, что наши граждане должны рассчитывать не на помощь Национальной гвардии, Армии или МЧС, а, в основном и только, на свою собственную самоорганизацию непосредственно в местах своего проживанию!
Кстати, все это достаточно полно описано в моем труде «Основы общей теории войны».

***

Журналист Александр Жилин: Раскройте, пожалуйста, тезис «стратегической связности», и затем вновь вернемся к вопросу «о принятии решений». Знаю, что тезис «стратегической связности территории России» разработан Вами в рамках общей теории войны и Вы декларируете его уже в течение десятка лет. Сегодня о связности территории России и стратегической необходимости «сшивать» страну дорогами и транспортом высказался Президент Владимир Путин. Тем не менее, нет уверенности в том, что эта задача воспринимается и будет решаться правильно всеми исполнителями. Что же такое «стратегическая связность территории страны»? Обеспечение стратегической связности территорий Российской Федерации в войне на ее национальной территории.

Александр Иванович Владимиров: Я думаю, что Президент России эту проблему начинает осознавать, так как: во-первых, он об этом заявил открыто и неоднократно; во-вторых, предпринимаются шаги по производству отечественных авиадвигателей, среднемагистральных самолетов и удешевлению пассажирских авиаперевозок. Но на мой взгляд, еще не до конца проникся важностью и масштабом дела и, чувствуется, не имеет вариантов решения этой задачи.
Согласно Общей теории войны, «стратегическая связность национального пространства», как одна из базовых характеристик стратегической устойчивости России, есть способность Центра (государства) прямо, непосредственно (и исчерпывающе) влиять на положение дел в регионах и на территориях.
То есть – речь идет о физической способности государства физически дотянуться до любой точки национальных пространств и радикально, и реально повлиять на положение дел на местах (спасти от стихийных бедствий, потушить, защитить, вылечить, спасти от смерти и от угрозы жизни, спасти от разгула преступности, уничтожить террористов и провокаторов и т.д.). И это является обязательным условием целостности государства, как основы национальной безопасности Российской Федерации.
Другими словами, пока существует связность национальной территории России, до тех пор будут невозможны попытки ее раскола, фрагментации или захвата местными преступными группами целых (как правило, удаленных, ресурсных и пограничных) регионов. Невозможной будет утрата в них российской государственности и превращение во вражеский плацдарм в военное или в мирное время.
Связность территорий страны обеспечивается – дееспособной, авторитетной и поддерживаемой населением страны государственной и местной властью и, кроме многих других факторов, обязательной единой идеологической, информационной, культурной, социальной и военной основами. И, конечно же, единой транспортной и энергетической инфраструктурой, а также соответствующими аспектами контроля территории.
Важно отметить, что сегодня, в условиях мирного времени, современной экономической и информационной политики, а также физической и правовой бесконтрольности пространств, коррупции власти, беспредела местных авторитетов и их физическая недосягаемость - формируют «отрицательную связность» национальных территорий и порождают предпосылки для распада России, что в период войны однозначно приведет к дезинтеграции страны.
Как видим, сегодня мы наблюдаем проблески понимания необходимости этого, но только в самой общей части задачи стратегической связности.
Это, конечно крайне важно для России, так как известно, что с Дальнего Востока в Москву можно долететь только путем собственного разорения.
Мы можем констатировать, что в условиях современной России, ее огромных и не освоенных пространств, в мирное, и, особенно, в военное время, эту функцию практической основы связности может выполнить только малая авиация, обеспеченная кадрами и необходимой летно-технической инфраструктурой.
Все это необходимо готовить уже сейчас, или вернее - «уже вчера».
Мы также констатируем, что сегодня, то есть, в относительно мирное время, стратегической связности территории России как единого государства практически не существует, и в военное время она будет неизбежно и радикально утрачена.
Это тем более важно понимать, так как у нас сегодня нет таких самолетов, на которых можно долететь до любой отдаленной точки нашей территории, то есть – практически нет малой авиации как таковой и она (практически умышленно) не создается.
В России никто массово не готовит авиационно-технические и аэродромные кадры для ее использования. хотя ДОСААФ России может решить эту задачу блестяще, но такие задачи ни Правительство, ни Армия России перед этим оборонным обществом не ставит.
Например, наши внутренние враги предлагают Президенту «возродить» производство нашего старого советского классического АН-2 в 9-ти местном варианте, хотя он всю «советскую» жизнь прекрасно возил 16 человек.  При этом новые современные, уникальные и 100% российские самолеты малой авиации, практически готовые к производству нашими национальными промышленными объединениями, и на создание которых большие средства уже выделены – в течение ряда последних лет целенаправленно не финансируются нашими главными авиационными начальниками, которые ориентированы на канадские и американские самолеты и компании, и которым выгоднее «закупить и поучаствовать» чем создать собственно российские самолеты и производства.
И подобные примеры стратегической «несвязности» территории страны из-за «административно-бюрократических неувязок» и «тихого саботажа» чиновников, можно продолжать.
Будем надеяться, что после личного вмешательства Президента России в решение этой проблемы, начнутся хотя бы первые практические шаги в правильном направлении.
В целом, вопрос о стратегической связности территорий России по-прежнему открыт, хотя безусловно хорошо, что он уже официально сформулирован.
       
Для примера, как проблема связности территории малой авиацией сегодня решены в США, Канаде и России.
В США на 100 тыс. чел. приходится 76,5   судов малой авиации.
В Канаде на Аляске (условия сравнимые с российскими) – на 100 тыс. чел. 1714 судов.
В России на 100 тыс. чел. 3,1 самолета, в 25 раз меньше чем в США.

В США
• Каждый город 30 тыс. человек имеет свой (муниципальный) аэродром.
• На каждые 50-70 миль – приходится одна частная (но лицензированная) летная школа
• Число частных самолетов малой авиации измеряете тысячами.
• Число аэродромов для малой авиации измеряется тысячами.
• Доступность населения к получению прав на полеты ограничивается получением прав на вождение машины, медкомиссией и прохождением учебы у сертифицированного инструктора сертифицированной школы.
• Вся летная инфраструктура для летчиков – бесплатна.
Это - тысячи самолетов малой авиации, тысячи аэродромов точек сборки и ремонта самолетов, и тысячи гражданских летчиков и граждан с летной подготовкой.

Мы убеждены, что, если эта задача будет решаться под контролем Президента России и другими людьми, например, российским объединением, разработавшим полную линейку новых самолетов малой авиации (и мы ее знаем) и ДОСААФ России, она может быть в основном и успешно решена в течение 3-5 лет.    
Думаю, что, если опять решение этих задач будет поручено фонду Сколково, фонду прямых инвестиций, Минтрансу или ОАК мы своей малой авиации не получим никогда.

***

О «принятии решений» или будет ли дана необходимая команда, и кто ее дает.

Журналист Александр Жилин: Как и планировали, возвращаемся к теме «принятия решений».

Александр Иванович Владимиров: Мы подошли к обсуждению главных вопросов нашего бытия, так как качество принимаемых стратегических решений влияет на всю национальную историю и судьбу каждого гражданина – прямо и непосредственно.
Позволю себе начать с экскурса в мою биографию и службу на благо Отечества нашего. Так сталось, что за свою достаточно долгую службу лично знал практически всех руководителей государства и армии моего времени, с кем-то только виделся и общался ситуативно, с некоторыми довелось работать.
Например, я знал: всех министров обороны СССР (после Дмитрия Устинова) и России (кроме Сергея Иванова); всех начальников Генерального штаба ВС СССР и РФ, начиная с Маршала Николая Васильевича Огаркова. Общался с первыми президентами СССР и России Михаилом Горбачевым и Борисом Ельциным. Работал помощником по военной реформе последнего Министра обороны СССР маршала авиации Евгения Шапошникова, затем в администрации президента России Бориса Ельцина и в аппарате Совета Безопасности, встречался с выдающимися политиками, учеными и военными США и НАТО, и т.д.
О встрече с каждым из них память хранит интересные и поучительные истории.
Итак, я потомственный русский офицер и всю свою жизнь, с детства и по сегодняшний день, верно и беспорочно служу Отечеству на военном поприще.
Удивительна, пряма и прекрасна моя военная карьера: я родился в 1945 году в семье офицера-фронтовика и ленинградской блокадницы; надел погоны в 11 лет при поступлении в Московское суворовское военное училище (1956-1963 гг.); принял Военную  присягу в 1963 году в 18 лет; среди выпускников-отличников закончил все лучшие военно-учебные заведения Советского Союза в пору расцвета его военного могущества и подъема военной мысли (МОС ВОКУ – 1966г.), ВА им. М.В. Фрунзе (1974-1977 гг.), ВА Генерального штаба ВС СССР (1982-1984 гг.); от взвода до армии служил в пехоте, только на командных и штабных должностях в развернутых соединениях и частях на Дальнем Востоке, в Группе Советских войск в Германии, Белоруссии и Вьетнаме; кандидат политических наук, автор многих научных монографий и фундаментального труда «Основы общей теории войны».
Другими словами – я знаю, что такое командовать взводом – 30 чел. (3 года), ротой – 100 чел. (2 года), батальоном – 500 чел. (3 года), приграничным укрепленным районом – 1000 чел. (2 года), мотострелковым полком – 2000 чел. (2 года), мотострелковой дивизией – 18 тыс. чел. (4 года), общевойсковой армией – 70 тыс. чел. (5 лет.) и т.д.
Более того, на всех должностях всегда считал своим долгом быть одним из лучших, и эти мои профессиональные успехи имеют документальное подтверждение.
Наверное, даже сейчас немного офицеров могут сказать о себе, что «в 23 года я командовал ротой и брал Прагу». А это гениальная стратегическая операция Генерального штаба СССР «Дунай» 1968 года и только один из эпизодов моей службы.
Но в 47 лет после возвращения из Вьетнама, работая помощником Министра обороны СССР по военной реформе, неожиданно для себя, был уволен с действительной военной службы с формулировкой «по состоянию здоровья».
Почти за 30 лет службы я поменял 15 гарнизонов, а начиная с укрепленного района на Дальнем Востоке, был начальником гарнизонов пунктов своей дислокации. Это значит, что отвечал не только за своих солдат и офицеров, но и за тысячи и даже десятки тысяч гражданских людей, женщин и детей (например, в гарнизоне города и округа Потсдам, ГДР). И везде приходилось ежедневно решать все те же вопросы – электроснабжения, подачи тепла и воды, поставок продовольствия и горючего, строительство домов, обеспечения работы роддомов, детсадов, школ и госпиталей, а также рабочих мест, проблемы санитарии и гигиены, культурного досуга взрослых, воспитания и развлечения детей и молодежи, вопросы взаимодействия с местной властью и защиты от стихийных бедствий – и прочее, и прочее, и прочее, что везде и всегда составляет быт и безопасность наших граждан, и ответственность начальника гарнизона.
Я говорю это только с той целью, чтобы Вы и наши читатели понимали, как рождается и приобретается умение принимать решение, за которым следует принятие на себя полной личной ответственности за качество и последствия своевременно принятых или непринятых решений.
Мне есть что сказать, и я могу сформулировать главный ответ на поставленный в нашей беседе вопрос: «будет или не будет дана необходимая команда, и кто ее дает».
Поэтому будет важным и уместным зафиксировать мое личное мнение о качестве современного высшего политического и военного руководства России.
Я убежден, что на сегодняшний день Россия объективно имеет:
 - своего лучшего за всю ее историю и послесталинское время национального лидера и Президента России Владимира Владимировича Путина;
 - лучшего (после Дмитрия Устинова) Министра обороны Сергея Кужугетовича Шойгу;
 - лучшего (после Николая Огаркова) Начальника Генерального штаба Валерия Васильевича Герасимова.
Собственно говоря, на них и возложено основная ответственность за руководство страной в ходе ведущейся против России гибридной войны – в мирное время, и в ее вооруженной фазе – в военное время. Но какова их готовность к этому?
Вопрос наиважнейший, ведь Владимир Путин и Сергей Шойгу, при всем их опыте работы, явных и внятных достижениях, и которые являются, безусловно, лучшими в своих категориях высшими государственными служащими, но по своей сути и генетике – они люди гражданские. То есть, с точки зрения теории войны и управления государством, они, являясь выдающимися управленцами, но профессионально недостаточно образованы в стратегическом и военном отношении. А ведь в наше гибридно-военное время им необходимо во всех областях бытия, национальной безопасности и оборонного строительства принимать стратегические решения военного характера, и это надо делать на профессиональной основе.
Вы спросите, а что же тогда делает Начальник Генерального Штаба?
Отвечу Вам прямо, Начальник Генерального Штаба генерал армии Валерий Герасимов является блестящим военным профессионалом и Генеральный Штаб руководимый им вполне дееспособен.
Но – Генеральный Штаб, по определению, является рабочим органом управления Министра обороны России, он только – предлагает, обосновывает, планирует и обеспечивает исполнение решений, которые принимают Президент – Верховный Главнокомандующий и Министр обороны России. По нашему опыту, это только во время войны Генеральный Штаб становится рабочим органом Ставки ВГК которая берет на себя управление страной и ведение войны.
Вопрос «о принятии решений», действительно является основным и настолько важным, что ему посвящен специальный подробный раздел моего фундаментального труда «Основы общей теории войны».
Должен с научной скорбью, но вполне ответственно констатировать – сегодня искусством принятия стратегических решений не владеет практически ни один политический деятель современной России.
то не потому, что они не хотят или не могут этого делать, а потому, что:
 - во-первых, их тому не учили;
 - во-вторых, они исходят из неверного или ошибочного стратегического целеполагания;
 - в-третьих, не обладают знаниями и волей, и не умеют правильно организовать дело и осуществлять контроль исполнения решений;
 - в-четвертых, достигнув больших должностей, они не хотят учиться и развиваться в профессиональном плане, и этого от них никто не требует.

Журналист Александр Жилин: Так это значит, что и Президент, и Министр обороны должны обязательно быть профессиональными военными?

АИВ: Вовсе нет, это не обязательно или даже избыточно, но они должны быть прекрасными профессионалами–управленцами, а значит должны получить необходимую дополнительную военно-теоретическую подготовку стратегического уровня, и принимать стратегические решения исходя из оценки стратегической обстановки, для этого они должны быть соответствующим образом образованы.
Более того, я убежден, что:
 - во-первых, все граждане России, без исключений, обязаны служить нашему Отечеству на гражданском или военном поприще;
 - во-вторых, только прохождение военной службы должно давать право и открывать возможность занятия должностей государственной гражданской службы;
 - в-третьих, при занятии руководящих должностей государственной гражданской службы во всех сферах национального бытия от экономики до образования и культуры чиновники обязаны проходить курсы по основам теории войны и управления территорией в мобилизационный и собственно военный период.

Это значит, что все государственные деятели и чиновники должны:
 – быть стратегически образованными людьми, то есть уметь правильно принимать решения, правильно определять цели и задачи деятельности, исходя из правильно понятой полученной задачи и грамотной оценки обстановки;
 - уметь правильно ставить задачи и организовывать их исполнение;
 - иметь и готовить свой управленческий аппарат, организовывать и осуществлять контроль исполнения и так далее.
То есть они должны уметь делать все то, что профессионально делает ежедневно каждый офицер Армии, но о чем не имеют никакого понятия гражданские чиновники практически всех уровней.    

Сравните сами.
Нас – суворовцев с 11 лет учили принимать решения и их исполнять. Всю нашу службу мы это умение оттачивали в тысячах разных ситуаций, и за каждое решение мы несли личную ответственность.
И это касалось тех из нас, кто сделал прекрасные профессиональные военные карьеры, как, например, мой ровесник выпускник Киевского СВУ генерал армии Валентин Сергеевич Бобрышев, или, сегодня, Герой России выпускник Казанского СВУ Начальник Генерального Штаба ВС РФ генерал армии Валерий Васильевич Герасимов. Да и меня самого жизнь наделила уникальной военной судьбой. Кстати, подчеркну: суворовская военная школа дала нашему Отечеству более тысячи генералов, и 90 Героев Советского Союза и России.   
Сегодня выпускники суворовских военных, нахимовских военно-морских училищ и кадетских корпусов составляют основной костяк всего офицерского корпуса нашего Отечества, и как нам представляется, должны и будут составлять основу нового слоя профессиональных государственных служащих и на гражданском поприще.
Качества решительности и личной ответственности, приобретенные за годы кадетского образования, в полной мере относятся и к тем выпускникам, кто свое профессиональное предназначение связал с государственной службой на гражданском поприще. Среди них, например, мой однокашник – Министр иностранных дел Российской Федерации и Секретарь Совета безопасности РФ Игорь Сергеевич Иванов, отмеченный высоким званием Героя России, или Герой России, выпускник Калининского СВУ вице-премьер Правительства России Юрий Иванович Борисов.
На этом фоне остается посочувствовать современным гражданским чиновникам – их науке и искусству принятия решений, правильной организации дела и ответственности не учил никто и никогда, этому не учат их и сейчас. Но, представляется, что в итоге нужно соболезновать не им, а нашему народу.
К сожалению, забыто и не культивируется это искусство и в современных суворовских военных училищах, которые в их нынешнем состоянии не готовят будущих профессиональных защитников Отечества, и это есть колоссальная ошибка Минобороны.


Сравните еще и это:
если я, по окончании Московского суворовского военного училища в 1963 году – твердо знал основы всех предметов боевой подготовки и мог командовать мотострелковым отделением; мог водить машину (получил права любителя); умел стрелять из всех видов стрелкового оружия; умел правильно бегать и плавать, выживать в лесу и в поле; был мастером спорта по легкой атлетике; имел диплом переводчика-референта английского языка; участвовал в 10 военных Парадах на Красной площади; с 5 по 8 класс планово и в обязательном порядке проводил в течение целого месяца каждого лета в полевом лагере своего суворовского училища в котором была организована настоящая боевая подготовка, а в 9 и 10 классах проходил две полуторамесячные стажировки в войсках; а по окончании СВУ был сразу же был зачислен на 2 курс Московского ВОКУ без экзаменов. Надо сказать, что точно такую же подготовку получали все наши выпускники, и разница между моей подготовкой и подготовкой Игоря Иванова, заключалась только в том, что я метал копье, а он прекрасно стрелял из винтовки.
То сегодняшний выпускник Московского суворовского военного училища, на содержание которого Родина тратит более одного миллиона рублей в год, - выпускается «просто хорошим и подтянутым парнем», практически не мотивированным к служению Отечеству на военном поприще, с нулевой военной и недостаточной физической подготовкой.
Но имея основательную общеобразовательную подготовку и высокий балл по ЕГЭ – может идти, куда хочет и делать, что хочет, так как Армия на него не претендует, и государству он тоже не нужен.
И все потому, что на выпускников СВУ и других образовательных организаций кадетского типа – как не было, так и, по-прежнему, нет ни государственного, ни ведомственного, ни регионального заказов.
Как говорят – почувствуйте разницу и меру нашего суворовского «удивления и недоумения» и, конечно же, нашего решительного несогласия с таким положением дел в кадетском образовании России. Именно поэтому столько сил, знаний и опыта мы – кадеты России разных поколений положили на всестороннюю разработку проекта Концепции кадетского образования, которая еще ждет своего признания Министерством просвещения России и Правительственного утверждения.

Журналист Александр Жилин: Это значит, что Вы видите разницу между гражданскими и военными профессионалами.

Александр Иванович Владимиров: Конечно! И эта разница очевидна. Но при всей очевидности ответа, он простым быть не может, и вот почему.
Во-первых, мы должны понимать разницу между понятиями «специалист» и «профессионал», которую, к сожалению, мало кто понимает.
Не вдаваясь в обоснования этих понятий, скажу сразу, теория войны определяет – «военный специалист» - применяет насилие и таким специалистом может считаться снайпер, сапер, ракетчик, танкист, разведчик, и так далее. Но именно эти категории военнослужащих упорно, и по незнанию, именуются нашей прессой, и в обиходе, «профессионалами», как люди «качественно выполняющие свои обязанности и получающие за это хорошие деньги», но они есть только специалисты, работающие по своей военной специальности.
А «военный профессионал», - управляет насилием, то есть системами средств и способами применения насилия, и им может быть только человек, получивший базовое военное профессиональное образование (то есть успешно окончивший высшее военное училище и знающий теорию войны), имеющий опыт действительной военной службы и командования войсковыми контингентами разного уровня, а также имеющий практику управления войсками в различных условиях обстановки.
Другими словами - военным профессионалом может быть только кадровый офицер, умеющий профессионально, быстро и адекватно ситуации оценивать обстановку, и способный принимать правильное решение на применение всех доступных средств в целях успеха боевых действий, и всегда готовый нести личную ответственность за его качество, последствия и жизнь своих подчиненных. Очевидно, что военное дело и война — это отдельная сфера человеческого бытия, органично встроенная в само это бытие, и которая имеет настолько четкую собственную специфику и колоссальную важность, что полноценным командиром и полководцем может стать только военный профессионал – офицер и генерал.

Журналист Александр Жилин: В чем же тогда существо понятия «профессионал гражданской государственной службы»?

Александр Иванович Владимиров: Этот вопрос также непростой и нуждается в специальном рассмотрении.
С одной стороны – тема «гражданской государственной службы России» не имеет своей разработанной теории.
И это понятно, так как исторически изначально все государства готовились к войне, в то время как к «миру» никто не готовился, ведь завоеванный мир наступал как бы сам по себе в результате войны.
Поэтому государства образовывались исключительно в интересах ведения войны и защиты от войны, обеспечения сбора налогов и распределения средств для жизни.
Издревле, человечество ценой крови населения и судьбы государств и народов, в первую очередь, отдавало приоритет развитию своей собственно военной составляющей. Так исторически зародились все армии мира и военное дело выделилось в отдельный вид человеческой деятельности, требующий особого профессионализма, а значит своей собственной системы образования, службы, кадровой политики и социального обеспечения. Интересно, что в древней истории, высшие государственные должности могли занимать только граждане, прошедшие военную службу. Так, например, Калигула смог стать Императором только после того, как Сенат Рима отправил его реально покомандовать войсками.
Позволю себе такое сравнение. Если в Древнем Китае были созданы целые направления теории государственной гражданской службы, связанные с трудами Конфуция и Лао Цзы, то у нас в России до сих пор нет основополагающего труда «Основы теории государственной (гражданской) службы Российской Федерации».
Конечно, есть целый свод материалов по тематике «Государственное и муниципальное управление», который изучают в некоторых высших гражданских учебных заведениях, но нет ни реестров специальностей государственной гражданской службы, ни установления самих этих специальностей, а есть только младшие, старшие, ведущие и главные должности, а также  общий Табель о рангах.
С другой стороны – мы совершенно четко знаем, что гражданскими профессиональными служащими являются врачи, учителя, инженеры, правоохранители и даже священнослужители. Но профессионального гражданского администратора мы нигде не готовим, и они как бы «выявляются сами».
То есть, в современной России роль кадрового «лифта» государственной гражданской службы в основном играет – назначение лояльных «эффективных менеджеров», которые приводят с собою свои кадровые команды, которые также ничего не знают и не умеют именно как государственные служащие. Вот так и вырождается (умирает) государственная гражданская служба России, а вместе с нею и само Российское государство.
Все же, исходя из логики общей теории войны, «профессионал гражданской государственной службы», это – гражданин-патриот России, который получил базовое образование государственной службы, владеет общественно-полезной гражданской специальностью, имеет положительный опыт действительной военной службы, работы в учреждениях государственной (муниципальной) службы, успешный опыт работы по осуществлению конкретного проекта в сфере экономики, в социальной сфере, обладает навыками планирования и организации своей профессиональной деятельности в составе коллектива, и способный сделать успешную карьеру на гражданской государственной службе, осознанно желающий служить Отечеству на военном или гражданском поприще.
Я говорю это, отчетливо сознавая, что для достижения этого идеального образа российского гражданского государственного служащего у нас сегодня нет даже предпосылок. То есть, нет образования государственной службы как отдельной ветви национальной системы образования России. Нет правового оформления кадетского образования как начальной ступени государственной гражданской службы и основы формирования нового служилого слоя России, хотя по стране фактически действуют, не имея единой концептуальной основы более 200 образовательных кадетских организаций и тысячи кадетских классов. Между тем, проект такой Концепции кадетского образования тщательно разработан и даже согласован, но властью до сих пор не востребован.
Особо подчеркну, что нет даже усилий по разработке национальной идеологии и национальной этики государственной службы, и, что самое страшное – нет понимания и желания власти заниматься этим вопросом.
Это значит, что все названное нам еще предстоит доводить до ума – организовывать, разрабатывать и внедрять в жизнь.
Нам представляется очевидным, что России надо менять свои государственные настройки и полноценно осуществлять реформу государственного аппарата и образования государственной службы в соответствии с вызовами нашего времени. И делать это предстоит – через национальную идеологию, национальную стратегию, теорию войны и принципиально иную кадровую политику.

Журналист Александр Жилин: Александр Иванович, давайте вернемся к вопросу отличия в государственном поведении высших, и не только высших, руководителей гражданской и военной государственной службы?

Александр Иванович Владимиров: И сейчас краткого ответа не получится.
Все дело в фундаментальной разнице в ментальности, в профессиональной ориентации и общем уровне ответственности гражданских и военных людей в принципе.
Во-первых, военные – профессионально понимают, что такое война, и знают, как к ней нужно готовиться и вести ее, а гражданские – об этом только «что-то слышали, где-то читали, но уже – считают, оценивают и решают». И так на всех уровнях.
В-вторых, существует принципиальная разница между управлением страной в мирное и в военное время. Подчеркну – в военное время – это другое состояние общества, включаются принципиально другие алгоритмы, методики и практики управления во всех сферах национального бытия, которые гражданским лицам не понятны, не известны, неприятны, так как – не усвоены ими!
Все это уже привело нас к такому положению, когда практически все непрестанно говорят о том, что сегодня против России ведется война на ее уничтожение.
Общая теория войны говорит, что – современная война, это не тогда, когда летят ракеты, бомбят самолеты, стреляют танки, а солдаты сторон войны – двигают линию фронта. Современная война – она, как радиация, ее никто не видит, не ощущает, а ты уже умер! Заметим и запомним – когда исчезла величайшая и могучая ядерная держава СССР, никто не стрелял!
Это так и есть. И все эти санкции, события на Украине и Белоруссии, и так далее – есть эпизоды войны, которая уже идет и ведется Западом на наше полное разрушение.
И вот именно этого никак не могут понять большинство наших национальных лидеров и руководителей.
И получается такая картина, когда Запад «во всю распоясался» в ведении войны против России, а Россия «наслаждается стабильностью и мирным развитием страны», и … проигрывает эту войну!
Необходимые стратегические решения еще не приняты

Журналист Александр Жилин: Так в чем же, как Вы считаете, состоит наш военный проигрыш?

Александр Иванович Владимиров: То, что я сейчас скажу, очень важно для правильного понимания российским обществом всего происходящего в нашей стране.
Общая теория войны утверждает, что в войне побеждает та сторона, которая захватывает будущее. Иными словами, побеждает та сторона, чья концептуальная власть всецело опирается на национальные ценности, национальную идеологию и этику, и на этой основе формирует Образ будущего.
Именно такой Образ будущего побеждает в послевоенном мире, становится ведущей Силой и привлекательным Примером для других народов.
А что мы имеем на сегодня.
Я считаю, что на данном этапе Россия проигрывает войну с Западом, так как – все сферы национального образования, науки и культуры, вся национальная информационная сфера, вся сфера национальной экономики и финансов, а также проводимая государством политика негативного кадрового отбора – в целом антинациональны, а физическое наполнение органов власти, коррумпированной «либеральной лояльной шушерой», просто не дает нашей стране шансов и возможностей успешного ведения войны.
До тех пор, пока все будет идти так, как сегодня, войну выиграть Россия не сможет, и ни один «Посейдон» эту ситуацию не исправит.
Общая теория войны определяет, что война, как состояние бытия человечества, практически непрерывна, она идет в разных формах и вооруженный период ее ведения есть только форма или фаза войны.
Война ведется сторонами войны до победы одной из них, и в войне не возможен компромисс, который допускается, например, в локальном конфликте.
Война не «заканчивается миром», как об этом твердят либералы, война заканчивается полной победой одной из сторон и заключением мира на условиях победителя.
Почувствуйте разницу – именно на условиях победителя, который и пишет новую историю, создает необходимую для его благоденствия новую мировую архитектуру, утверждает свой новый мир и новое мировое право, и, на основании главного закона войны – Закона победы в войне, пользуется ресурсами побежденного так, как посчитает нужным.
И, когда некоторые наши продвинутые либеральные политики щеголяют мудростью древних: «Хочешь мира – готовься к войне!», они уже этим обманывают народ.
Сегодня война уже идет, и надо не готовиться к войне, а надо воевать!
И, очевидно, что 5-я колонна национальных предателей и приспособленцев уже марширует под знаменами недругов России.
Либеральная часть наших руководителей неустанно и вдохновенно уговаривает и обманывает себя и народ, говоря, что мы не боимся войны – у нас, мол, есть гиперзвук, мы могучие и уже все и вся «импортозаместили», и поэтому войны не будет, и что это все не настоящая, а только «гибридная война», и т.д.
То есть они не понимают, или изображают неведение в том, что гибридная война – это та же, самая настоящая война, требующая мобилизации всей нации и немедленных военных решений, ответов и действий. Именно военных, а не вооруженных действий.
Но эти действия не могут быть даже обдуманы, тем более – разработаны, спланированы и начаты, так как не соблюдено важнейшее условие ведения войны – не приняты необходимые стратегические военные решения!
Трагедия в том, что наши руководители даже не проявили своей готовности принимать такие решения. Без чего невозможно – реально готовить армию, государство, экономику, территорию и население страны к войне, в том числе на нашей национальной территории.
Без этого не осознать, что России предстоит выживать в войне, а значит без мобилизации нас не спасет никакая «цифровизация», проводимая на местах лояльными «дилетантами широкого профиля».
Здесь уместен и показателен пример разницы в ментальности, решениях и действиях руководителей Китая и России в вопросе борьбы с пандемией.
Когда пандемия началась в Китае, то его руководители и Генеральный штаб оценили эту беду, как «угрозу национальной безопасности Китая», приняли жесточайшие решения и реально осуществили мероприятия по изоляции «поля боя – болезни», и так далее, и пандемию победили.
Когда пандемия пришла в Россию, наше руководство оценило ее как «угрозу национальной системе здравоохранения» и поручило организацию борьбы с вирусом мадам Голиковой.
В итоге, только Президент вовремя осознал опасность пандемии для национальной безопасности России, взял руководство борьбой с вирусом на себя, правильно задействовал министерство обороны и дал толчок формированию качественно новому состоянию нашей системы здравоохранения. И сегодня Россия ведет эту борьбу правильно –  стратегически, технологически и политически.
Но и пандемия, подчеркну это лишь эпизод войны, а, между тем, необходимые военные решения все же не приняты. И это нельзя оправдать даже плодотворными усилиями по вооружению Армии, Авиации и Флота новым уникальным оружием.
 
Журналист Александр Жилин: Я понимаю, что, во-первых, надо читать Ваш труд «Основы общей теории войны», и, во-вторых, мы сейчас осуществили переход к рассмотрению Вашей главной темы – темы национального образования и просвещения.

Александр Иванович Владимиров: Да, это так!

Журналист Александр Жилин: Надо сказать, уважаемый Александр Иванович, что за время нашей беседы у меня, да и, наверное, у читателей, возникли новые вопросы к Вам. Например, «о Первом этапе войны, которая уже идет, и что такое война вообще?», или «в чем существо национальной стратегии?», или «что такое патриотизм и патриотическое воспитание?». Интересует также и Ваша оценка сегодняшней обстановки в России.
И, конечно, это тема национального образования и просвещения, в том числе и военного профессионального образования, как и образования государственной гражданской службы. Есть и другие вопросы. Поэтому предлагаю нашу сегодняшнюю беседу завершить и прошу Вас о продолжении этого цикла интервью.

Александр Иванович Владимиров: Понимаю, что вопросов много и отвечать на них надо. Поэтому, я согласен и готов к продолжению нашей работы.