Италия после выборов: евроскептики и евросоюзовская реальность

Дата: . просмотров: 236Опубликовано в Михаил Демурин

Потеряют ли Берлин и Париж ещё одного сторонника централизации ЕС?


Колизей

Результаты парламентских выборов, прошедших в Италии 4 марта, в Европейском союзе восприняли как повод серьёзно задуматься над перспективами развития европейской интеграции. Лидерами в продвижении этой интеграционной повестки дня являются, как известно, Германия и Франция. Им, однако, нужен сильный сторонник, которого они в лице Италии, похоже, могут потерять.

Накануне голосования эксперт Европейского совета по международным отношениям (ЕСМО) Джозеф Джаннинг отмечал, что степень привязанности Италии к Европейскому союзу как на структурном, так и на частном уровне за последние годы заметно уменьшилась. Более того, соответствующие показатели опасно приблизились к цифрам, характеризовавшим отношение к ЕС в Великобритании накануне «брекзита». Между тем Италия, одна из стран — основателей ЕС, долгие годы выступала в роли важнейшей движущей силы его развития. Более того, если для Франции и Германии единая Европа была в большей мере «прагматическим средством» предотвращения военно-политических конфликтов через экономическую интеграцию, то для Италии европейский проект имел сильное цивилизационное значение, был способом преодоления дуалистической ловушки «христианские демократы или коммунисты».

В начале 2000-х положение изменилось, Италия — как на уровне институтов, так и на уровне отдельных граждан — ушла с позиций активного сторонника усиления интеграции, стала подходить к своему членству в ЕС с точки зрения прагматичного соотнесения затрат и выгод. Особенно наглядно это проявилось в случае с Сильвио Берлускони и его партией «Вперёд, Италия». Дополнительную роль сыграли начавшийся в 2008 году финансовый кризис и проблема массового наплыва беженцев с Ближнего Востока и из Северной Африки.


European People's Party. Сильвио Берлускони

Сегодня снижение интереса к упрочению европейской интеграции в Италии отмечается в ещё большей степени. Это, вполне вероятно, стало причиной неудачи Сильвио Берлускони. В последнее время он стал более расположен к евроинтеграционным инициативам, и вот результат: впервые его партия получила внутри своей коалиции на 3 процента меньше голосов, чем её партнёр-евроскептик — «Лига Севера».

Единственными сферами, в которых интерес к более плотной европейской интеграции продолжает в Италии оставаться на общеевропейском уровне и даже несколько превышает его, остаются сфера участия в общеевропейских политических институтах и сотрудничество в сфере безопасности. Тем не менее в целом из 28 стран — членов ЕС Италия занимает 23 место по степени заинтересованности в ЕС, или «евросплочённости», на уровне отдельных граждан и 25 место — на уровне организаций, институтов и экономических операторов.

Именно поэтому, реалистично оценивая возможность усиления в Италии позиций анти-ЕСовски настроенных политических сил, в Германии и Франции с большой настороженностью ожидали результатов последних итальянских выборов. И, как говорится, дождались. Как известно, голоса по их результатам распределились следующим образом: правоцентристская коалиция, в которой явными евроскептиками являются по крайней мере два участника: «Лига Севера» и «Братья Италии» — 37 процентов голосов, критически настроенная к ЕС партия «Движение 5 звезд» — 32,6 процента, правящая демократическая партия — менее 20 процентов. В результате, кто бы ни возглавил будущую итальянскую правительственную коалицию, последовательным партнёром Германии и Франции в их усилиях по реформированию ЕС в направлении усиления его централизации она, скорее всего, не станет.

Между тем, как отмечают в ЕСМО, сильный союзник на этом поприще нужен сегодня, хотя и по разным причинам, и Берлину, и Парижу.

После того как социал-демократы поддержали создание коалиции с ХДС/ХСС, Берлин может реально приступать к осуществлению своих планов по укреплению ЕС. Правда, для Ангелы Меркель и её партнёров по коалиции это вопрос не столько внешнеполитический, сколько внутренний: необходимо оправдать решение СДП о вхождении именно в такой альянс и усилить давление на «Альтернативу для Германии» и партию «Левые».

Другое дело Эммануэль Макрон: он пытается заявить о себе как о политике именно с общеевропейскими амбициями и именно с этих позиций делал в Италии ставку на Маттео Ренци: оба левоцентристы и оба пробрюссельские евроинтеграторы. Поражение Ренци — сильный удар по Макрону, своего рода «чёрная метка», говорящая о его собственных перспективах во Франции. Но это и вызов для Меркель, поскольку её ставка на Макрона на французской политической сцене очевидна.

Добавим, что и Ангеле Меркель, и Эммануэлю Макрону нужен значимый союзник в их собственных взаимоотношениях, продвижении своих личных подходов к общеевропейским делам визави друг друга.


Иллюстрация: Bundeskanzlerin.de. Эммануэль Макрон и Ангела Меркель

Если не Италия, то, может быть, кто-то другой способен занять место ближайшего партнёра Берлина и Парижа в осуществлении их планов более тесной интеграции и централизации ЕС, задаются вопросом в ЕСМО и сами же дают на него отрицательный ответ. У Испании на руках собственный внутренний кризис; Польша критически настроена практически ко всему, что планирует осуществить Макрон; Великобритания покидает ЕС; Ирландии самой нужна помощь в связи с «брекзитом»; Португалия хотя и справляется со своим финансовым кризисом, но всё ещё очень уязвима. Страны Вышеградской группы выступают против углубления интеграции (исключение составляет позиция Словакии по валютному союзу — «зоне евро»). Болгария и Румыния заняты проблематикой обеспечения верховенства права, борьбой с коррупцией и подготовкой к вступлению в Шенгенскую зону. Вес прибалтийских стран при всей их готовности к сотрудничеству слишком мал, а Греция, Кипр и Мальта в данном контексте вообще не рассматриваются. Свои проблемы присутствуют во взаимоотношениях европейских грандов с группой под условным названием «зажиточная семёрка» (государства Северной Европы, страны Бенилюкса, Австрия): во многих из них в правительственных коалициях присутствуют евроскептики и партии националистической направленности и её членам проще договориться о том, что не должно происходить в ЕС, чем о какой-то положительной программе его реформирования.

В этих обстоятельствах, считают в ЕСМО, сделать что-то существенное в плане продвижения европейской интеграции крайне сложно. Вместе с тем что-то делать необходимо: statusquo в европейской политике уже никого не устраивает, а европейская политика никогда и не делалась методом «прорывов». Соответственно, Берлин и Париж постараются выработать некую «пошаговую» стратегию в бюджетной и финансовой сферах, в области миграции и в вопросах безопасности. Роль Италии в ней с её третьей в ЕС экономикой, спецификой её финансов и банковской сферы, особенностями её систем госуправления и правосудия, её границами, особой ролью этой страны в приёме мигрантов с Ближнего Востока и из Северной Африки и многим другим трудно переоценить.

Так или иначе, добавим от себя, с Римом Берлину и Парижу, а также евросоюзовской бюрократии и далее придётся взаимодействовать самым тесным образом. Как и Риму — с Берлином, Парижем и Брюсселем. Соответственно, с одной стороны, следует ожидать активного немецкого и французского участия в процессе формирования будущей итальянской правительственной коалиции, а с другой, — сами итальянские политические силы не смогут не учитывать в своих договорённостях и действиях объективную евросоюзовскую реальность.

Источник: ИА REGNUM
Автор: Михаил Демурин

ПОЖЕРТВОВАНИЕ ШКОЛЕ ЗДРАВОГО СМЫСЛА


( 0 Голосов ) 

У вас недостаточно прав для создания и отправки комментариев и ответов.
Зарегистрируйтесь пожалуйста на сайте!
При регистрации указывайте, пожалуйста корректные данные.

Наши Партнеры